среда, 25 февраля 2015 г.

Дэвид Теннант: от Доктора Кто к Гамлету

The Telegraph, 23 июля 2008

Дэвид Теннант оставил путешествия во времени на телевидении ради самой знаменитой шекспировской роли. Режиссер спектакля Грегори Доран беседует с Домиником Кавендишем о том, как он защищает свою звезду от полчищ поклонников «Доктора Кто».



Магазинчик фиш-н-чипс рядом с театром Courtyard в Стратфорде-на-Эйвоне не растерялся: в одном из его окон выставлен гигантский плакат с далеком со словами «Exterminate голод!»

Грегори Доран понимающе кивает, когда я рассказываю об этом, при этом выражение его лица балансирует на грани гримасы, пока не останавливается на напряженной ухмылке. Он говорит: «Я зашел и спросил, почему это у вас появилось? Они ответили: «Разве вы не знаете? Доктор Кто в городе!»

При нормальном порядке вещей, вопросы о его первой постановке «Гамлета» включали бы все нюансы сложных решений относительно текста, которые ему пришлось принять, информацию о том, почему он выбрал современные костюмы и так далее.

Сорокадевятилетний Доран, с пугающим количеством хитовых спектаклей за спиной, сейчас – помощник художественного руководителя RSC. И, как самопровозглашенный «маньяк Шекспира», он может рассуждать часами о, скажем, различиях между изданиями пьесы в «первом фолио» и «плохом кватро», или об особенностях цветов, которые собирает Офелия в сцене своего безумства.

Однако, хвала его выбору Дэвида Теннанта на роль принца, - из-за этого утонченные размышления волей-неволей сменяются возбужденными сплетнями.

Восемь лет назад, когда Теннант был еще всего лишь одной из подающих надежды звезд компании, играя по-юношески неистового Антифола Сиракузского в «Комедии ошибок», он еще мог пройтись по сонным улочкам Стратфорда беспрепятственно. Теперь он не может выйти с репетиции без шлейфа заядлых охотников за автографами и до смерти влюбленных в него фанатов.

«Мы собирались встретиться в местном кафе, чтобы поговорить, - рассказывает Доран. - Но Дэвид сказал: «Сейчас я не могу туда прийти. Оно моментально превратится в научно-фантастический конвент».





Не проходит и дня вообще-то, чтобы не объявился побирушка или почтенный проситель, каждый со своими мольбами о том, чтобы их протеже коснулся своей таймлордовской благодатью Теннант. «Люди, с которыми я годами не разговаривал, звонят мне и начинают: «Моя дочь правда очень хотела бы…», - рассказывает Доран, не договаривает и вздыхает.

«Много чего творится. Фанаты появляются у служебного входа с мешками сувениров по «Доктору Кто», чтобы он их подписал. Это здорово, что столько возбужденной суеты вокруг этой постановки, но от такого уровня домогательств его надо защищать».

Доран к такой шумихе привычнее других режиссеров. Он помог Патрику Стюарту добиться триумфального возвращения в мир классического театра после многих лет на борту звездолета Enterprise.

Первые дни его недавней постановки «Антония и Клеопатры» были непростыми из-за поклонников Стар Трека, признается он, но этот тип интереса стремительно исчез. И он снова надеется, что какими бы мотивами не руководствовались спекулянты, скупая все доступные билеты на «Гамлета», «едва пьеса начнется, они забудут, что он Доктор».

Если Доран и недооценивал масштабы отечественной истерии, которая сопровождает Теннанта, то это потому что, как он говорит, он не следил за новым «Доктором Кто».

«Я смотрел его в детстве, и, помнится, прятался за диваном, когда появлялись далеки. И я посмотрел серию об утраченной пьесе Шекспира, она была фантастическая. Но я бросил смотреть «Доктора», когда мне было около десяти, что, вероятно, вполне нормально. Не думаю, что Дэвид удивился бы, узнав, что я не большой поклонник научной фантастики».

Так что, репетиционная комната, в которой есть еще и Стюарт, играющий сразу и Призрака, и Клавдия, словно Тардис, стала своего рода тихой гаванью, свободной от научно-фантастической болтовни и гиков, свихнутых на научной фантастике?

Доран смеется. «Да. Снаружи постоянно чувствуешь, что надо как-то справляться со звездным статусом Дэвида. Едва дверь закрывается, главное – это пьеса».

Тем не менее, то, что в его постановке используется множество зеркал, чтобы подчеркнуть атмосферу постоянной слежки в Эльсиноре, невольно наводит на мысли о нашем современном «Большом Брате».

Привычный к недоверию по отношению к великим режиссерским замыслам, Доран кивает с осторожным согласием: «Я думаю, никуда не деться от того, что мы смотрим «Гамлета» в 2008 году. Шекспир, как магнит, притягивает все, что происходит вокруг, как железные опилки».

Доран, давний поклонник актерского таланта Теннанта, однажды увидел его в программе Who Do You Think You Are в программе BBC, что заставило его сделать первый шаг для набора каста на пьесу.

«Он оказался в церквушке в Северной Ирландии во время раскопок, и там, среди досок на земле, был череп. Дэвид схватил его, и я подумал: «Это же пробы на Гамлета». И правда, я отправил ему sms вечером: «Я только что видел твои пробы на Гамлета», и позже мы поболтали».

Сыграть циничного болтуна Бирона в «Бесплодных усилиях любви», которые Доран тоже подумывал поставить, - это был уже бонусный непрошенный энтузиазм самой звезды, что довершило сделку.

Доран не скрывает, что с нетерпением ждет небольшого релакса от ранней остроумной комедии Шекспира, репетиции которой стартуют в считанные дни после начала «Гамлета». Но перед этим, однако, надо решить сложнейшую задачу постановки самой известной пьесы Шекспира. Какие качества в итоге, как он думает, позволят Теннанту покорить Эверест этой роли?

«Я знал, что он умеет быть смешным и очаровательным, - говорит Доран, - и я знал, что он умеет быстро говорить. Это имеет решающее значение. Но еще у него есть чудесная способность выражать свои чувства без того, чтобы утопать в них.

Есть моменты, когда он заставляет вас осознать, что все остроумие Гамлета – это его последняя попытка не увидеть бездну, в которую он заглядывает. Думаю, у него есть потенциал, чтобы быть в этих моментах по-настоящему великолепным».

Доран замолкает, снова полу-улыбаясь, полу-гримасничая: «И даже когда я говорю все это, мне самому интересно, займет ли его Гамлет место в пантеоне, и этот прессинг сбивает с ног».

Время – банальное, линейное и неумолимое - покажет.

Перевод: Анастасия Королева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: