среда, 25 февраля 2015 г.

Доран и Дэвид о Ричарде, The Independent, 23.10.13

In English

Этот счастливый союз: Дэвид Теннант и Грегори Доран о своем шекспировском партнерстве.



Дэвид Теннант и Грег Доран дали эксклюзивное интервью Фионе Маунтфорд об их последней совместной постановке Шекспира. 

В 2008 году Дэвид Теннант и Грегори Доран, ныне художественный руководитель Королевской шекспировской компании (RSC), вместе работали над двумя высоко оцененными критиками шекспировскими постановками - "Гамлет" и "Бесплодные усилия любви".

Длительные отношения Теннанта с RSC начались с постановки "Как вам это понравится" 1996 года, а их с Дораном дуэт впервые состоялся в 1998 году на двойной постановке "Черная комедия" / "Настоящий инспектор Хаунд" на Вест-Энде. Так как они готовятся к третьей совместной постановке шекспировской пьесы - "Ричарду II", я поймала их во время перерыва на ланч в репетиционной комнате отделения RSC в южном Лондоне.

Фиона Маунтфорд: Почему именно "Ричард II"?

Грегори Доран: Это великая лирическая трагедия. И в то же время, это пьеса о смене режима, где люди, которые считают, что имеют богом данное право на власть, пытаются уцепиться за эту власть, хотя их время вышло, так что это хорошо резонирует с событиями в современном мире.

Дэвид Теннант: Я видел ее, когда учился в театральном училище и был совершенно покорен и текстом, и исполнением Дерека Джекоби. Я всегда любил эту пьесу.

ФМ: Почему?




ДТ: Потому что это просто непостижимо. Здесь нет героев и злодеев, просто люди, которые стараются изо всех сил, и не могут справиться с собственной жизнью. Вышло так, что эти люди оказались у руля страны, из-за чего каждый их изъян приводит к еще худшим последствиям. Мне нравится, что в этой морали нет черного и белого.

ГД: И все это выражается в самых прекрасных стихах, которые когда-либо были написаны.

ФМ: Мне кажется, самая известная строчка Шекспира из "Ричарда II": "Я долго время проводил без пользы, зато и время провело меня"... Что вы можете рассказать о постановке? Костюмы современные?

ГД: Нет. Но, хотя в пьесе множество рыцарских поединков, лошадей и замков, мы не хотим погружаться в декоративные виньетки. Мы хотим показать это так, словно это может происходить где угодно и когда угодно, и тем не менее рассказывает о сегодняшнем дне.

ФМ: Я только сейчас заметила, что у вас обоих одинаковые упаковки с ланчем. Это компания предоставляет?

ДТ: Нет, я за ними заскочил по дороге.

ФМ: И как это у вас получается делать, не будучи атакованным поклонниками?

ДТ: Надвинуть кепку пониже и идти быстро!

ФМ: Как бы вы описали творческие методы друг друга?

ГД: Дэвид от природы легко справляется с языком. Никогда не скажешь, что этим строчкам 400 лет.

ДТ: У тебя отлично получается искренне сотрудничать, и в то же время всегда оставаться капитаном корабля.

ГД: Потому что режиссура - это тирания, замаскированная под демократию! Начать с того, что, когда я ставлю Шекспира, процесс выглядит головоломным: мы читаем пьесу вместе за столом, и ни один актер не читает свою роль. Так что всю первую неделю у Дэвида не было возможности читать за Ричарда II. И еще мы излагаем все своими словами.

ДТ: Из меня получилась отличная герцогиня Йоркская.

ГД: Это помогает каждому в труппе почувствовать свой вклад, потому что мы все вместе разбираем, о чем же рассказывает пьеса.

ФМ: Должно быть, вам обоим приятно знать, что люди, которые иначе вряд ли бы смотрели Шекспира или даже не пошли бы в театр, придут на спектакль из-за Дэвида?

ГД: Меня без конца критиковали за "Гамлета", говоря: "О, конечно, это только потому что пришли фанаты "Доктора Кто"". Мне говорили: "Они будут слушать Дэвида, но всю остальную часть спектакля будут шелестеть бумажками от конфет". Абсолютно очевидно, что этого не произошло.

ФМ: Мне было приятно видеть множество увлеченных молодых лиц, следящих за постановкой даже во время этого длинного периода в четвертом акте, когда Гамлет за сценой.

ГД: Один из вызовов, который меня ждал, когда я принял бразды правления в Стратфорде, был - "как превратить каждый спектакль в событие?" Опасность Стратфорда и RSC, где постоянно идет 36 основных постановок, в том, что это перестраивает твои мозги на конвейерный лад: "Сегодня четверг, значит сегодня "Как вам это понравится"". Поэтому я разрешил полугодовой цикл для всех постановок (начиная с "Ричарда II"), так что это даст нам возможность думать о будущем.

ФМ: Дэвид, нет ощущения, что надо проявить себя "живьем", после стольких работ на телевидении?

ДТ: Я все еще считаю театр основной работой. Я просто думаю, что это - то, чем я занимаюсь, и просто иногда отлучаюсь и немного снимаюсь с тем же успехом.

ФМ: Если позволите, я немного расширю тему беседы. Есть реальная опасность дальнейших сокращений бюджетных расходов на искусство. Как вы считаете, искусство в этой стране действительно ценится все ниже?

ДТ: Я думаю, нам следует быть очень осторожным, потому что все виды искусства взаимосвязаны. Есть области, где бюджетная помощь необходима, но они в свою очередь, связаны на многих уровнях с нашей кино- и теле-индустрией. Они все составляют одно целое. Если отсечь любую часть, вы заставите задыхаться весь организм.

ГД: Если мы перекроем питание массовым организациям, где люди получают профессию, пострадает вся экология, потому что вы не можете начать сразу с RSC.

ФМ: Наше правительство, похоже, даже не готово прислушиваться к экономическим доводам: каждый фунт, инвестированный в искусство, возвращает 5 фунтов в бюджет.

ДТ: Это то, что меня расстраивает, согласен. Ведь это выглядит как элементарная математика.

ФМ: Какими знаниями, которые вы имеете сегодня, вы оба хотели бы обладать на старте карьеры?

ГД: Тут нет ступеней. Ты думаешь: "Ага, сначала идешь сюда, потом туда", а потом ты понимаешь, что это на самом деле так не работает, и ты можешь продолжать карьеру и однажды обнаружить, что ты уже полгода без работы.

ДТ: Я бы мог сказать нечто, что по сути означает то же самое: "Никто ничего не знает". Кто угодно расскажет тебе, что он точно знает, как все работает, но на самом деле никто ничего не знает.

ФМ: Дэвид, если не ошибаюсь, Грег частично обязан своей должностью тебе, потому что ты входил в комитет, который выбирал нового художественного руководителя RSC....

ДТ: Это было немного странно. Я был там, когда было собеседование.

ГД: Я его подкупил!

ДТ: Я заявил, что у меня, возможно, возникло что-то вроде конфликта интересов.

ГД: Я думал: "О боже, мне стоило поговорить с Дэвидом заранее", потому что он смотрел на меня с этой вымученной улыбкой.

ДТ: Я твердо знал, что должен быть...

ГД: ...беспристрастным.

ДТ: "Беспристрастным" - именно то слово. Но в конце концов Грег сам выиграл эту должность. Во всяком случае, я вдруг заявил: "Давайте еще раз посмотрим остальных! Может быть здесь и очевидный победитель, но давайте пройдемся по всем остальным ребятам еще раз!"

Перевод: Анастасия Королева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: