четверг, 23 июня 2016 г.

Выступление сэра Йена МакКеллена в Москве 22 июня

И два отрывка вчерашнего выступления после показа фильма "Ричард III". Чем кино отличается от театра )) И монолог Томаса Мора про чужаков и гуманность, который Йен МакКеллен читал в день рождения Шекспира в Стратфорде-на-Эйвоне (и вообще, оказывается, - он первый человек в мире, который играл эту пьесу на сцене, написанную несколькими авторами, в том числе Шекспиром - монолог Мора принадлежит его руке). 

Фото: Александра Погиба





UPD: Еще очень важная часть встречи с сэром Йеном - почему он стал актером. Ответ очень простой - потому что он был геем. 



Ну и собственно монолог Томаса Мора.


Другой вариант:

И еще вариант: 



И еще вариант: 




Grant them removed, and grant that this your noise
Hath chid down all the majesty of England;
Imagine that you see the wretched strangers,
Their babies at their backs and their poor luggage,
Plodding tooth ports and costs for transportation,
And that you sit as kings in your desires,
Authority quite silent by your brawl,
And you in ruff of your opinions clothed;
What had you got? I’ll tell you. You had taught
How insolence and strong hand should prevail,
How order should be quelled; and by this pattern
Not one of you should live an aged man,
For other ruffians, as their fancies wrought,
With self same hand, self reasons, and self right,
Would shark on you, and men like ravenous fishes
Would feed on one another.

Nay, certainly you are;
For to the king God hath his office lent
Of dread, of justice, power and command,
Hath bid him rule, and willed you to obey;
And, to add ampler majesty to this,
He hath not only lent the king his figure,
His throne and sword, but given him his own name,
Calls him a god on earth. What do you, then,
Rising ’gainst him that God himself installs,
But rise against God? What do you to your souls
In doing this? O, desperate as you are,
Wash your foul minds with tears, and those same hands,
That you like rebels lift against the peace,
Lift up for peace, and your unreverent knees,
Make them your feet to kneel to be forgiven!
Tell me but this. What rebel captain,
As mutinies are incident, by his name
Can still the rout? Who will obey a traitor?
Or how can well that proclamation sound,
When there is no addition but a rebel
To qualify a rebel? You’ll put down strangers,
Kill them, cut their throats, possess their houses,
And lead the majesty of law in line,
To slip him like a hound. Say now the king
(As he is clement, if th’ offender mourn)
Should so much come to short of your great trespass
As but to banish you, whether would you go?
What country, by the nature of your error,
Should give you harbor? Go you to France or Flanders,
To any German province, to Spain or Portugal,
Nay, any where that not adheres to England,—
Why, you must needs be strangers. Would you be pleased
To find a nation of such barbarous temper,
That, breaking out in hideous violence,
Would not afford you an abode on earth,
Whet their detested knives against your throats,
Spurn you like dogs, and like as if that God
Owed not nor made not you, nor that the claimants
Were not all appropriate to your comforts,
But chartered unto them, what would you think
To be thus used? This is the strangers’ case;
And this your mountanish inhumanity.


Перевод: М.Н. Бычков
Когда, чего вы просите, дадим вам?
Признаем, что не будет их; признаем,
Что бунтом вы унизили страну.
Себе представьте: жалкий иностранец
С узлом в руке, с ребенком на плечах
Плетется к гавани, чтобы уехать,
Вы ж своего добились, царь-царем
Сидите, власти пасть заткнув скандалом,
Одеты в самомнение, как в брыжжи.
Чего добились этим? Научили
Нахальство и насилье рваться к власти
И презирать порядок. Потому
И вы до старости не доживете:
Другие наглецы с другою дурью,
С такими же резоном и правами
На вас набросятся и, как акулы,
Пожрете вы друг друга.

Я говорю не зря.
Власть короля от господа дана
Быть справедливым, требовать почета,
Он правит, подчиняться вы должны.
И, чтоб его величие усилить,
Бог королю не только дал свой облик,
Престол и меч, но имя дал свое, -
Земным зовется богом он. И вы,
Восставши против ставленника божья,
На бога восстаете; душу этим
Вы губите. Слезой умы омойте
В раскаяньи, мятежные, на мир
Вы руку занесли - рукою этой
Крепите мир; и стойте на коленях,
Как на ногах, покуда не простят вас!
Скажите мне: какой вожак повстанцев,
Когда восстанье вспыхнет, бунт утишит
Лишь именем? Над кем изменник властен?
И кто послушает его приказа,
Когда авторитет крепит бунтарь
Прозваньем бунтаря? Вы иностранцев
Изгоните, ограбите, убьете,
Закон величественный вы на сворку
Возьмете, как борзую. А король
(Он милостив, когда винится тать)
Накажет вас не в полную вину,
Вас лишь изгонит, - что тогда начнете?
Страна какая при вине такой
Вас приютит? В французах ли, фламандцах,
Испанцах, португальцах или немцах,
Повсюду, где не Англия родная,
Вы иностранцы будете. Вам любо
Найти такой же варварский народ,
Который, возмущеньем мерзким движим,
Приют вам предоставить не захочет,
На ваше горло нож свой навострит,
Как псов, вас выгонит, как будто создал
Вас не господь, как будто и стихии
Не всем равно на благо созданы,
Но лишь к нему приписаны? Приятны
Тогда вам будет доля иностранца
И ваша зверская бесчеловечность?


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: