четверг, 26 февраля 2015 г.

Гамлет. Анастасия Королева

Автор: Анастасия Королева

Посмотрела "Гамлета" Теннанта. Это невероятно. Спектакль длинный, но оторваться невозможно. До этого момента я считала, что лучше, чем Смоктуновский сыграть невозможно.



Теннант совершенно, абсолютно, по самые уши безумен. То есть он играет принца, который играет безумие, но при этом он сам явственно сходит с ума. Опять эти сбивающие с ног эмоции, калейдоскоп эмоций, разрыв сердца какой-то. При этом ничего общего с Доктором.




...Как "Доктор" - это что-то очень личное, что случается с тобой, так и "Гамлет" - то, что должно пройти сквозь тебя. У меня "Гамлет" случился в 17 лет. Я буквально заболела "Гамлетом". Я перечитала "Гамлета" во всех переводах и в оригинале. Я сравнивала, сопоставляла и умирала от бездн смысла, которые скрывались за текстом. Правда, что я могла тогда, тинейджер, понимать о вине, мести, ярости? Как я могла понять, как бесит Гамлета собственная нерешительность, каким ничтожеством он себя ощущает?.. Да, а началось все тогда с фильма Козинцева и, конечно, Смоктуновского.

Но между уставшим, циничным, очень сдержанным Гамлетом Смоктуновского и Гамлетом Теннанта - пропасть. То, что у одного клокочет внутри, у другого выплескивается, как протуберанцы - так же яростно и внезапно. В первый просмотр я аж подпрыгнула от неожиданности, когда Гамлет от дуракаваляния с флейтой стремительно переходит в атаку и чуть ли не душит Гильденстерна ("Но на мне играть нельзя!!")

И весь он такой - совершенно живой, страдающий, пульсирующий. Голый нерв.

И, конечно, именно Теннант сделал так, что все странное и непонятное, почти забытое так ожило и стало прозрачным сейчас. В самом деле, что мне Гекуба... то есть что мне эти переживания какого-то доисторического принца? Ну да, отца убили, а мама скоропостижно вышла замуж за убийцу. Умом понимала - трагедия, но прочувствовать - почему ТАК больно, не могла.

Что такое депрессия, я в 17 лет тоже не представляла, поэтому слова о том, что "Дания - тюрьма", что человек - "квинтэссенция праха", что небесный свод - "собрание вредных паров" - это все были слова, слова, слова. Но Теннант заставил их пройти не только через мозги, но и почувствовать.

Эмоции


…Эмоции сбивают с ног с первого же монолога ("О, если бы моя тугая плоть..."), когда Гамлета аж скрючивает от долго сдерживаемых рыданий... И тут же (быстрый жест Теннанта – незаметно стереть слезы ладонью – прекрасен) – искренний, даже гипертрофированный восторг от того, что видит друга, единственное нормальное лицо среди этих кувшинных рыл.

И дальше сквозь всю постановку идут эти бешеные переходы от глубины отчаянья – к отчаянному паясничанью, от драмы к комедии, от любви к ненависти. Диалоги с Полонием - это же чудо, что такое (Полоний, кстати, тут очень хорош - ну такой старый идиот, что любо-дорого). Постоянно ужасно смешно и... ужасно больно.

В некоторых местах я просто буквально забываю дышать. Сцена с матерью - это головокружительные американские горки эмоций, просто шквал ярости, боли, страха, вины. 10 минут бесконечного нерва, уханья сердца в пятки и мурашек по коже.

Как он орет на мать, переходя почти на вой. Ведь не на мать орет – он кричит, как Донна, чтобы мир услышал его (но об этом ниже – почему Гамлета так колбасит).

Еще это, конечно, адски сексуальная сцена - поклонники Фрейда бьются в экстазе. Она сама по себе ужасно двусмысленная, и тут актеры проходят по очень опасной грани.

Гамлет заваливает мать на кровать, потом орет на нее, стоя на той же кровати, то, как выглядит кровать после этой сцены (как после бурного секса) и этот контрольный поцелуй в губы (!).

Но все-таки это не скатывается в пошлость, потому что тут не про сиськи-письки, не про секс - тут все же про ярость и боль.

И то, как они опустошены в конце, как из мужчины и женщины опять превращаются в дитя и мать... как истерично смеется Гертруда, пока сын волочит труп ("Спокойной ночи!") - это такая правда, так по-настоящему. Невероятно, невероятно!

И, конечно, мне ужасно хочется провести параллели между Доктором и Гамлетом (я все еще на той стадии, когда параллели можно проводить даже между Доктором и заварочным чайником – потому что у меня везде Доктор сейчас).

Почему ж так больно принцу Датскому?

Это не просто семейные и любовные драмы, и не драка за корону (есть и такие версии), и не истерика (Гамлет вообще чрезвычайно остро думающее, иногда даже коварное существо, а не неврастеник). Это - невыносимое чувство бессилия от того, что ты, не много, не мало – не можешь изменить мир. А мир вывихнут, the world is out of joint , распалась связь времен.

Основной лейтмотив поведения Гамлета – его рефлексия и нерешительность, - это и его драгоценная слабость, и его сила. Ведь это оборотная сторона нравственности - органическая неспособность убить. Не был бы он столь цельным в своей нравственности - не мог бы так глубоко понимать мир, так им восхищаться и – так болеть из-за несовершенства мира. Ведь не смерть отца вынимает из принца душу – а ужасный контраст между тем, что у Гамлета внутри, и тем, что он видит вокруг.

Надо вспомнить, что он еще и гик в каком-то смысле. Виттенберг, университет, науки, труды, театр, – а ведь мог бы скакать с мечом наперевес, как Фортинбрас какой-нибудь. Такому рядовому шалопаю, думается, было бы очень просто убить дядю и спокойно царствовать после. А че такого-то? Про это хорошо получилось у Высоцкого («Мой Гамлет»):

Я знал - мне будет сказано: "Царуй!" -
Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег.
И я пьянел среди чеканных сбруй,
Был терпелив к насилью слов и книжек.


А потом –
Я прозревал, глупея с каждым днем,
Я прозевал домашние интриги.
Не нравился мне век, и люди в нем
Не нравились,- и я зарылся в книги.

Страшная ошибка Гамлета в том, что он переносит на одного ненавистного человека свою ненависть ко всему миру, обиду на весь мир, который уродлив и жалок.

И Гамлету, принцу, властителю по крови, гиганту по уровню интеллекта, по чувству собственного достоинства, – просто необходимо все исправить. Он ДОЛЖЕН исправить.

Личная боль из-за предательства матери, гнусности дяди, – это последняя соломинка, которая сломала спину верблюда. Последняя капля в чашу, из которой придется пить – придется, потому что он ощущает личную ответственность за гниль в державе датской, за то, что мир – тюрьма, небесный свод – скопление вредных газов, а человек – квинтэссенция праха.

И он отчаянно пытается восстановить мировую гармонию. Как наш любимый Доктор. Только Доктор – Таймлорд, а Гамлет – всего лишь человек.

Он взваливает на себя какую-то непосильную ношу. И от того трусит, от того медлит, от того проклинает себя за медлительность и трусость.

Он, конечно, на самом деле сходит с ума. Потому что, пытаясь исправить, делает все только хуже. Убийство Полония – это начало конца. Он, может, и воет так в спальне у матери именно потому, что чувствует, что все - он вступил на путь, ведущий в никуда, к катастрофе.

И убей он теперь хоть тридцать раз убийцу отца – ничего не поправишь. Кровь за кровь не помогает. Месть не помогает. И удержись он от мести – не остановить сползание в безумие – он бы себе все сердце выгрыз, считая себя никчемным ничтожеством. Или убийцей.
Если бы Гамлет выжил и смог простить себя – он стал бы человеком, который никогда не возьмет в руки оружие.

Врут про Гамлета, что он нерешителен.
Он решителен, груб и умен,
Но когда клинок занесен,
Гамлет медлит быть разрушителен
И глядит в перископ времен.
(Из стихотворения Д. Самойлова „Оправдание Гамлета“).

Но он не мог выжить. Он уже включил victorious mode, и не может остановиться. Трагедия в том, что он настолько одинок, что и никто извне не может его остановить. Доктора останавливали.

Детали


…Тот самый знаменитый монолог нужно произносить именно тихо. Теннант читает его потрясающе. И какое счастье, что сделали эту телепостановку – потому что в зрительном зале, конечно, невозможно было бы разглядеть глаза, а здесь они на пол экрана. Он мог бы вообще молчать весь монолог – достаточно было глаз, то прикрытых, то распахнутых и бесконечно больных.

…Режиссерские указания Гамлета актерам – блестящи, и тут так здорово обыгрываются зеркала. Отличное решение вообще с зеркалами в постановке (Гамлет и другие герои отражается в зеркалах, то целых, то разбитых, отражается в зеркальном полу, заглядывает сквозь зеркальную стену, за которой прячутся Клавдий и Полоний…).

…Еще одно классное решение – с видеокамерами. Постоянное ощущение слежки, несвободы, духоты. Наконец, Гамлет срывает одну из камер - «Наконец-то я один», - здорово сыграно.
…Сцена с флейтой – фантастика. Там все прекрасно. Даже не могу разбирать. Корона набекрень, то, как он смотрится в серебряный поднос, издевательские реплики про мать, про друзей... Прекрасный, прекрасный!

…Сцена после того, как он спрятал труп Полония – великолепна, с фантастическими опять же американскими горками эмоций от кривляния и шутовства до ярости и оскорбленного величия («И почему я должен отчитываться перед вами, я – сын Короля?!»).

Ладно, лучше остановлюсь – а то придется пересказать весь спектакль. )

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: