вторник, 24 февраля 2015 г.

Ромео и Джульетта. Scotland On Sunday июль 2000 года


Scotland On Sunday, июль 2000 года 

Мистер Теннант – в центр сцены!


Мы только что наблюдали забавный и саркастичный эпизод в стиле Morecambe and Wise [британский дуэт комиков, известный также под именами Эрик и Эрни, который работал с 40-х до 80-х годов XX века]. Ромео крадется на заднем плане, отчаянно пытаясь поймать взгляд своего друга Бенволио, в то время как их приятель Меркуцио отпускает один грязный каламбур за другим. Каждая новая попытка парней наладить зрительный контакт заканчивается тем, что все в зале лопаются со смеху.

«Это чистой воды Эрик и Эрни, да?» - бормочет Майкл Бойд, режиссер Королевской Шекспировской труппы на репетиции романтической трагедии Шекспира перед премьерой в Стратфорде-на-Эйвоне.

Это идея рожденного в Батгэйте Дэвида Теннанта – добавить немного этого жанра в первую сцену второго акта, когда страдающие похмельем ребята из клана Монтекки отправляются на поиски Ромео.

«Ты изображал Эрика», - Бойд ухмыляется долговязому двадцатидевятилетнему Теннанту, исполняющему роль Ромео. «Ничего подобного, - отпирается Теннант. - Я просто наполнял энергетикой задний план».

«Ну хорошо, но как бы мы нам ни нравились Эрик и Эрни и сшибающая декорации Ширли Бэсси [британская певица, известная исполнением заглавных песен к фильмам о Джеймсе Бонде], давайте забудем эту идею и вернемся к основному смыслу этой сцены. Все говорят о потрахушках», - безапеляционно ставит точку Бойд.

Теннант, Адриан Шиллер (Меркуцио) и Энтони Хауэлл (Бенволио) усаживаются за стол режиссера и корпят над своими по-школярски размеченными текстами. Они прорабатывают одно академическое примечание за другим. Это словно мастер-класс по елизаветинскому английскому и одновременно по грязным шуточкам Барда. «Вы должны понимать, о чем говорите, иначе вы в итоге будете бояться слов и перестанете доверять Шекспиру», - говорит Теннант позже.


Так, возникает много дискуссий вокруг мушмулы – фрукта, который принято есть, когда он слегка подгнил – и о формах контрацепии в елизаветинскую эпоху, а тем временем Теннант, младший сын бывшего священника церкви Шотландии, Сэнди МакДоналда, задает вопросы вроде: «Когда я вхожу в этой сцене, я выхожу из той фалоппиевой трубы?», имея в виду декорации.

Одно из самых больших открытий театра, Теннант появился в Стратфорде в январе, чтобы начать репетировать главную роль в «Соперниках». Одновременно он репетировал другую главную роль – близнецов Антифолов в «Комедии ошибок». Обе постановки получили восторженные отзывы, и игру Теннанта очень хвалили. Как говорит Бойд, бывший художественный руководитель театра Tron в Глазго: «У него потрясающее умение взаимодействовать с аудиторией. Он как открытая книга – у него такое открытое лицо и открытая душа».

В рецензии на «Соперников» один из критиков написал, что «природа одарила его самой выразительной левой бровью со времен Роджера Мура». Другой сказал о нем в «Комедии ошибок»: «Мастерство Теннанта и тонкая комедия делают всю постановку. Его лицо выражает что угодно и изменчиво, как флюгер». И третий: «Самое блестящее исполнение принадлежит Дэвиду Теннанту… он быстро утверждается в профессии, как один из самых чудесных комических актеров». Но не вздумайте цитировать что-либо из этого «тощему шотландцу из Пейсли».

У него нет времени для чтения рецензий, говорит он, пока мы несемся вниз по лестнице театра и спешим к Union Club, этой RSC версии Groucho Club-on-Avon для сотрудников компании, чтобы всерьез заняться стейком, пирогом из почек и кофейным тортом. Он прочтет все отзывы в конце сезона, когда отыграет 97 спектаклей в качестве Джека Абсолюта, 72 раза скатится по перилам, как Антифол, и 45 раз впадет в роковую любовь к Джульетте.

Начиная с предпоказа в марте, каждую неделю было два дневных представления «Соперников» и шесть вечерних. «Я не хочу знать, сколько их было», - говорит он, когда я собираюсь привести статистику. «Я не решился их сосчитать. Это слишком страшно. Хотя, когда начнется «Ромео и Джульетта», я просто буду делать восемь спектаклей в неделю и у меня будут выходные, потому что репетиций больше не будет».

Теннант припоминает, что первый выходной понедельник у него будет в августе. «Но чтобы его компенсировать, мы сделаем три дневных представления на неделе. Думаю, в сентябре будет очень короткий перерыв. Это довольно напряженный график, но либо так, либо ты не получишь роль».

«Он идеальный выбор для Ромео из-за накала его игры», - считает Майкл Бойд. А большой друг Теннанта и бывшая хозяйка квартиры, где он жил, комическая актриса и автор Does My Bum Look Big in This? Арабелла Вейр говорит: «Он удивительно целеустремленный для своего возраста и удивительно прямодушный и честный. Ему можно доверять, он благородный».

Теннант делил с ней квартиру в течение пяти лет, после того, как он «очень волнительно» переехал в Лондон. Вейр, с которой он познакомился на съемках Takin' Over the Asylum, сбила его с пути, шутит он. «Она, вероятно, шокировала меня своими высказываниями, но сейчас меня гораздо труднее шокировать. Наверное, она немного испортила меня, но видимо я нуждался в том, чтобы меня немного испортили. Это выглядит так, словно мы были любовниками или что-то вроде. Но мы не были. Скорее она была моим проводником в туманном мире Лондона, потому что, думаю, я был довольно зеленым, когда я покинул Шотландию. Я получил очень хорошее воспитание, потому что мои родители – очень нравственные люди, христиане, но без всех этих заморочек с карами небесными».

Но все равно в нем все еще есть что-то наивное и невинное. Он признается, что работа в RSC может быть страшной. «Не только потому, что ты работаешь в сердце «классического театра мирового уровня» (как рассказывают все рекламные буклеты), но еще и все эти большие шекспировские роли поставляются с большим историческим багажом. Люди рассказывают тебе, как романтичен был Йен МакКеллен в роли Ромео, или насколько мужественен был Шон Бин, или как изумителен был Лоуренс Оливье. Ты чувствуешь пресс всех этих призраков, всех спектаклей, их мистический резонанс. И поскольку это Шекспир, ты чувствуешь, как сложно это сделать достоверным, потому что это так красиво».

«С этой пьесой у каждого столько идей по каждому поводу, что просто-таки хочется играть некрасиво. Мы на днях делали сцену на балконе, и у меня была реплика: «Но, тише, что за свет в ее окне? Оно - восток, и в нем Джульетта – солнце». И мне хотелось сказать: «Как я могу такое произнести? Это хуже, чем пародия. Все, что ты можешь - это пропустить это через себя и сделать это личным, если это не слишком претенциозно звучит. Я знаю, что Алекс [которая играет Джульетту] именно так играет знаменитые строки: «Прощай, прощай; минуты расставанья Исполнены столь сладкого страданья, Что я тебе до самого утра Готова бы желать спокойной ночи».

Репетиции продолжатся до вечера, хотя Теннант должен еще успеть на разминку, а потом походить гоголем в «Соперниках». Последнее «Браво!» еще отдается эхом в ушах, когда он вылетает из служебного входа, сжимая пакет с покупками. «Молоко и апельсиновый сок превратятся в простоквашу. Они стояли в гримерке весь день», - говорит он мрачно. Нет даже времени, чтобы пропустить традиционную для актеров пинту после спектакля в местном пабе Dirty Duck. «Я был там с января только дважды», - отмечает он. «Я туда обязательно доберусь, когда с Ромео будет закончено и начнутся спектакли», - обещает он.

После спектакля, который заканчивается в 22:30, он едет в свою квартиру, расположенную в миле с небольшим от театра, полчаса смотрит телевизор, чтобы расслабиться, а затем ложится в постель с академическим изданием «величайшей истории любви, которая когда-либо была рассказана».

А на следующее утро он встает в восемь, поглощает миску медовых хлопьев – «моя единственная уступка здоровому образу жизни» - и едет обратно в театр, где принимает душ, ходит в обеденный перерыв в Marks & Spencer, и снова репетирует с десяти часов утра. «Сегодня я женюсь на Джульетте, - говорит он. – Зная Майкла, это будет нечто необычное и странное. Спрыгну с качающейся люстры? Возможно».

Темп этих его американских горок просто ошеломляет. Стратфорд – это изнурительная, иногда удушающая потогонка. За репетицией следует представление, затем опять репетиция - согласно неумолимому графику. После полутора часов в репетиционной комнате остается время только перекусить перед голосовой разминкой перед дневным представлением «Соперников». Там худой, как рапира, юнец Теннант ввязывается в драки на саблях и во всевозможные хитроумные и безрассудные переодевания, после чего он опять свободен для обеда. А затем опять играть – «Комедия ошибок», короткий спектакль, но требующий физических затрат: Теннанту приходится съезжать по перилам, изображать смешные падения на зад и играть блестяще смешной дуэт с Йеном Хьюзом, который играет его слугу Дромио. А еще он выдает остроумный фокус, закуривая две посткоитальные сигареты после соблазнения жены своего давно потерянного близнеца и зарываясь головой в декольте Нины Конти.

В перерыве я наблюдаю, как группа хихикающих школьниц читает свои программки и обнаруживает, что Теннант будет играть Ромео, и минут 15 скандирует: «Ромео, зачем же ты Ромео?» После фильма с Леонардо ДиКаприо «Ромео и Джульетта» должно быть самая популярная пьеса среди подростков. Повод сходить на спектакль, даже если этот Ромео – не Лео.

Позже в гримерке Теннант, до пояса обнаженный, хлопками наносит на лицо обычный увлажняющий крем, одновременно потягивая минеральную воду и собирая свои гримировальные принадлежности в старомодный саквояж для боулинга. Когда мы уходим, мы спотыкаемся об окровавленного, но непокоренного Хотспура, который готовится выйти на сцену и умереть в «Генрихе IV». Фальстаф шлепается в углу и очень куртуазно желает нам спокойной ночи, в то время как девушки-гримерши штукатурят пожилых рыцарей. «Тут так каждый вечер в это время», - говорит Теннант. – Шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на мужчину в доспехах, и кровь повсюду».
Для того, чтобы пропустить глоток в в Union Club, времени по-прежнему нет. «Мне надо вызубрить эти реплики», - говорит он, залезая в машину. Он запихивает в магнитолу кассету с версией «Ромео и Джульетты», в которой он играет Меркуцио, а Джозеф Файнс - Ромео. «Это мне поможет выучить реплики и, надеюсь, Джо натолкнет на какие-то новые идеи, которые я могу утащить для своей роли». И он уезжает в Уорикширскую ночь.

Паб Dirty Duck

Королевский шекспировский театр в Стратфорде-на-Эйвоне

Паб Dirty Duck

Дэвид Теннант в роли Ромео

Дэвид Теннант в роли Абсолюта

Дэвид Теннант в роли Антифола 

Перевод: Анастасия Королева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: