пятница, 6 марта 2015 г.

"Гамлет". Режиссерский дневник Грегори Дорана



In English


Выдержки из репетиционного альбома
(программка к спектаклю 2008 года)

Автор: Грегори Доран, режиссер
На русском языке публикуется впервые.

Неделя первая: Сокращать или не сокращать?


"Гамлет" - наверное, самая почитаемая в каноне пьеса, наверное, самая известная. Но не существует такой вещи, как "точная" постановка, может, потому, что нет такой вещи, как точный текст.

Первое опубликованное издание пьесы, "первое кварто", содержит строки вроде "Быть или не быть. Да, вот в чем суть", и обычно называется "плохим кварто". Этот текст короткий: тут около 2200 строк (чуть длиннее, чем "Макбет" или "Буря"), но он примерно в половину короче, чем следующее издание, "второе кварто", содержащее 3900 строк. Должно быть, Шекспир постоянно переписывал пьесу, пока она была в репертуаре труппы, поскольку ко времени, когда его друзья актеры опубликовали полное собрание сочинений после его смерти ("первое фолио"), текст был сокращен и значительно переработан.

Он и представить не мог, что пьесу можно поставить в полном варианте, ведь представления в Глобусе начинались в два часа дня и должны были заканчиваться к четырём-пяти часам; поэтому, возможно, он подготовил издание для библиотеки, просто для удовольствия поклонников, что-то вроде режиссерской версии в киноиндустрии.

Впервые в полной версии (версия "Фолио") пьеса была поставлена Франком Бенсоном здесь, в Стратфорде, в 1899 г. Они играли до конца «сцены в покоях [королевы]» днём, а потом показывали оставшуюся часть пьесы вечером. Первый Шекспировский марафон!

После полудня в первый день репетиций мы посещаем Центральную шекспировскую библиотеку на улице Хенли в Стратфорде-на-Эйвоне, где главный библиотекарь Сильвия Моррис вручает труппе для ознакомления копию первого фолио, принадлежащую RSC (Королевской шекспировской труппе).

Первая страница - моя любимая: список актеров, что играли в постановках. После Шекспира идёт Ричард Бёрбедж, первый Гамлет; дальше по списку Джозеф Тейлор, который заменил Бёрбеджа после его смерти, положив таким образом начало длинному списку актёров: Беттертон, Гаррик, Кембл, Кин, Микриди, Ирвинг, Гилгуд, Оливье - вплоть до Дэвида Теннанта.


Неделя вторая: Круглый стол


На второй неделе мы сидим за столом, раскрывая текст слово за словом, строчку за строчкой. Вся труппа читает пьесу по очереди, сцену за сценой, и потом излагает каждую строку своими словами.

Возможно, это выглядит утомительно, но это показывает, как легко решить, что понимаешь, что эти слова означают, и как трудно быть достаточно конкретным. Иногда это разбивает предрассудки вдребезги, иногда подтверждает их. Порой кто-нибудь предлагает запоминающийся "перевод"; Андреа Харрис с завидной аллитерацией переводит слово "шарлатан" [Mountebank] как "поставщик наркоты" и, обличая свои арканзасские корни, превращает "мечтателя" [John-a-Dreams] в "негодяя" [Who-hit-John-and-run]*. Очень быстро наше коллективное знание пьесы углубляется. Никто не читает свои слова и не комментирует собственного персонажа.

Иногда возникают большие разногласия. У нас под рукой есть все возможные редакции пьесы, чтобы принимать во внимание различные трактовки редакторов. Однако редакторы часто не разъясняют именно то, на что хотят пролить свет актеры.

К пятнице мы прочитали всю пьесу от начала до конца, и вся труппа в полной боевой готовности.

Процесс выявляет образы и описания, которые можно легко пропустить, как, например, шекспировское описание того, как Клавдий обращается с Розенкранцем и Гильденстерном: "он [Клавдий] держит их, как обезьяна орехи, за щекой: раньше всех берет в рот, чтобы позже всех проглотить". Это шокирующее, метафизическое, почти абсурдное описание. Работа на репетициях будет заключаться в том, чтобы испытать и "освежить" образы, подобные этому.

В качестве небольшой разгрузки после всей умственной работы мы смотрим эпизод Симпсонов, в котором Барт играет Гамлета. Над его кроватью висит постер, на котором написано "Датчане: меланхолия во всем" ['Danes do it Melancholy'].

Роберт Джонс, дизайнер, и Кристина Роуланд, наш художник по костюмам, начинают обсуждать гардероб с членами труппы. Помощник режиссера, Крессида, и некоторые актеры представляют отрепетированное чтение "Наказанного за братоубийство" ("Fratricide Punished"), немецкой версии "Гамлета", в которой есть особенно смешное описание того, как Гамлет ускользнул от пиратов. Возможно, это фрагмент "Ур-Гамлета", авторство которого иногда приписывается Томасу Киду, которого Шекспир "переписал".

_________________
* Выражение из монолога Гамлета (Акт II, вторая сцена), которое Пастернак перевел с использованием глагола "слоняюсь в сонливой лени", вообще обозначает действительно мечтателя. Американская актриса Андреа Харрис использует идиому 'hit and run', которая может означать и водителя, который скрывается с места аварии, и короткий перепихон. "Тот, кто вмазал Джону и свалил" можно перевести ее  Who-hit-John-and-run )) 


Неделя третья: Анализируем пьесу


На этой неделе мы прорабатываем пьесу медленно, сцену за сценой. Это дает возможность каждому изучить свои отношения с другими и выбрать строки, которые надо будет убрать или поспорить о том, чтобы их оставить.

В итоге этого процесса мы пересматриваем влияние нового короля, Клавдия, на Данию. В отличие от своего воинственного предшественника, отца Гамлета, который вызвал старого короля Норвегии на поединок и не мог удержаться от того, чтобы "при ссоре с выборными Польши", "из саней их не вывалить на лед"* Клавдий смог избежать войны с Норвегией только благодаря дипломатическим усилиям. В итоге, Вольтеманд и Корнелиус (Корнелия в нашей постановке), которых мы вырезали, вернулись в пьесу, как и главный герой Фортинбрас.

Терри Кинг продолжает работать над поединком Гамлета и Лаэрта. Они работали каждое утро по полтора часа в течение первых двух недель, чтобы набросать структуру. Теперь будут регулярные сессии вне репетиционного зала.

Работая над третьим актом, мы подобрались к самому известному монологу: "Быть или не быть". Почему он здесь? Почему после того как Гамлет находит такое вдохновение в слезах Актера над Гекубой, когда он решает задеть совесть короля "Мышеловкой", он погружается в такую трясину уныния и фатализма? Ответ приходит сам собой: в "первом кварто" этот монолог появляется во втором акте, и это первый раз когда мы видим Гамлета после встречи с духом его отца и после рассказа Офелии о появлении обезумевшего Гамлета в ее покоях. Мы пытаемся применить эту структуру.

___________________________________________
* Пастернаковский перевод строчки, которую цитирует Доран. Но Доран использует, вероятно, намеренно, не общепринятый вариант, а скорее его интерпретацию: в оригинале "he smote the sledded Polacks on the ice"; у Дорана "he was not above sledding his pole-axe on the ice".


Неделя четвёртая: На ногах


На этой неделе мы наконец начали репетировать пьесу на сцене. Составили базовую композицию сценического пространства, и действие начало буквально продвигаться самостоятельно. Чтобы постановка была подвижной и "текучей", мы используем минимум реквизита.

Постановщик сценического движения Майкл Ашкрофт начинает работать над пантомимой, а мы пытаемся выяснить разницу между ней и пьесой в пьесе. В процессе изучения постановки мы приходим к выводу, что внимание зрителя должно быть сконцентрировано на Клавдии и Гертруде. Именно они должны быть на виду.

Во вторник мы впервые репетируем на сцене Cortyard Theatre. Зрительный зал ярко освещён, так что мы не видим лица актёров; действие должно осуществляться посредством их голосов. Сесиль Берри, звукорежиссёр Королевской Шекспировской Компании, внимательно наблюдает и слушает, сидя в конце зала. Она указывает на то, чего нам необходимо достичь в этом нелёгком деле: каждый в труппе должен абсолютно точно знать, о чём он говорит; но с Шекспиром недостаточно знать только буквальное значение. Его сила передаётся через ритм и звучание языка, "звук должен быть эхом смысла".

Но нужно решать и более обыденные проблемы: например, определить, когда прервать спектакль на антракт. У Шекспира антракты не были предусмотрены, но в наше время они необходимы и для зрителей, и для владельцев буфетов. Итак, куда вставить антракт? Может, после пьесы в пьесе? Но это бы прервало ту яркую и динамичную сюжетную линию, что ведёт через "сцену в покоях [королевы]" до отъезда Гамлета в Англию, верно? До пьесы? Слишком рано, не правда ли? А может, сделать два антракта? Один - когда Гамлет решает не полагаться исключительно на свидетельство Призрака и установить "Мышеловку"; а другой - прямо перед сценой "а дело не стоит выеденного яйца", когда Гамлет становится свидетелем идущей на Польшу армии Фортинбраса и наконец решает принять свою судьбу. Но так длинный вечер станет ещё более длинным. Так где же наилучшее место для клиффхэнгера?*

_____________________________
* Как известно, в спектакле Доран устроил клиффхэнгер прямо посередине строки "Он молится. Какой удобный миг! / Удар мечом, - тут как раз наступал антракт - и он взовьется к небу".  


Неделя пятая: Сцена сумасшествия


В 1579 году девушка по имени Кэтрин Гамлет утонула в реке Эйвон в Тиддингтоне, чуть выше по течению от Стратфорда. Шекспиру было пятнадцать лет. Мэрайа Гейл, которая играет Офелию, и я навещаем место, где это должно было произойти, судя по протоколу суда того времени.

Потом мы прогуливаемся у реки, мимо посаженных вдоль нее ив. В одном месте выросли высокие пики фиолетовых цветов. Это ятрышник из венка Офелии, который описывает Гертруда. Он растёт на берегу среди колючей крапивы (другой из трав в венке Офелии). Мы понимаем, что если Мэрайа попыталась бы собрать ятрышник, крапиву, ромашки, калотропис, розмарин, фенхель, анютины глазки и руту, которые она собирает как дань умершему отцу (похороненному кое-как в поспешной секретности сразу после его убийства) в воображаемый погребальный день, то её кожа быстро запачкалась бы, покрылась царапинами и покраснела от колючек. Возможно, так стоит сыграть в сцене безумия.

Эллен Терри, которая играла Офелию в паре с Генри Ирвингом, была, пожалуй, первой актрисой, посетившей сумасшедший дом в целях исследования безумия персонажа. Этот почин, кажется, достиг своего апогея, когда в 1989 году RSC отвезла Гамлета Марка Райлэнса в Броадмур, больницу для душевнобольных преступников, чтобы понаблюдать за заключенными.

Мы договорились, что каждый раз, когда мы будем репетировать сцену безумия, другие актёры не будут знать, как мы сводим Офелию с ума, что провоцирует её. Что для неё имеет смысл, другим должно казаться безумием. Кто-то однажды сказал, что безумие, это когда люди перестают пытаться вас понять.

Тем временем, солдат-швейцарцев Клавдия обучают азам воинской дисциплины старший сержант "Роббо" Робертсон и сержант Ник Кассвелл из местного отделения территориальной армии.


Неделя шестая: Возвращение к началу пьесы


Возникло много вопросов, требующих ответов. В тексте позволительна двусмысленность, но актёры не могут её сыграть. Мы должны выбирать. Вот в чём разница между чтением пьесы и её постановкой.

Когда у Клавдии и Гертруды начался роман? Было ли это перед смертью старого Гамлета? Это поэтому Призрак обвиняет их в супружеской измене?

Почему Гамлет прячется под маской шутовства?

Понимает ли Гамлет, что его подслушивают в сцене в монастыре?

В самом ли деле Клавдий обличает свою вину в реакции на "Мышеловку", или это только воображение Гамлета, и что думает Горацио?

Почему Призрак появляется в «сцене в покоях [королевы]», и какое влияние это оказывает на его старую семью? Предотвращает ли он нападение сына на его мать? Это ли его намерения? Почему Гертруда не видит призрак, если, в конце концов, простые солдаты, вроде Бернардо и Марцелло видят?

Почему Гертруда, кажется, не побежала на помощь Офелии, когда та тонула?

Почему Шекспир вкладывает приглашение на дуэль в уста такого назойливого персонажа как Озрик?

Когда Гертруда понимает, что кубок отравлен?

У нас не на всё есть ответы, но, возможно, мы хотя бы задали правильные вопросы.


Неделя седьмая: Прогон


Мы начали репетировать части вместе. В темпе - чистота мысли. Если мы все задумали правильно, пьеса будет быстрой и беспощадной. Едва мы начали играть части, пять отдельных дней, в течение которых происходит пьеса (с учетом различных временных сдвигов) начали становиться на свои места. После прогона Сесиль Берри говорит, качая головой: "Это все так по-человечески".

Мы изучили историческую подоплёку (списан ли Полоний с лорда Берли, главного министра королевы Елизаветы? Является ли Гамлет автобиографическим портретом графа Оксфордского?). Мы спорили о политике пьесы. Это крайне опасный мир гипер-надзора, в котором сам Гамлет, кажется, в основном с политической точки зрения не заинтересован.

Мы погрузились в психоанализ отравителей, и отвергли фрейдистский подход к «сцене в покоях [королевы]» с точки зрения эдипова комплекса. Но чтобы вернуть пьесу каждому из нас, чтобы позволить ей соприкоснуться с нашей собственной жизнью, и чтобы ещё сильнее приблизиться к ключевому вопросу о нашей собственной смертности, поднятому в пьесе, нам предстоит ещё много над чем поработать.


Техническая неделя


На следующей неделе мы перебираемся из нашей безопасной репетиционной в Courtyard Theatre. Внезапно тут будет большая площадка, освещение, звуковые эффекты, костюмы, костюмеры и парикмахеры, и вся сценическая команда, и команда по реквизиту, и группа, и музыкальные знаки, и рабочий на колосниках для автоматики в наличии, и работа с воздухом, и фотограф постановки, и огромный зрительный зал, и с первого показа в четверг, - тысячи людей в нем. В понедельник утром невозможно было поверить, что мы вообще сюда попадем!









Иллюстрации отсюда. Там есть еще ))
[Перевод: Марина Резникова, Анна Киршина, Анастасия Королева]

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: