воскресенье, 1 марта 2015 г.

МНОГО ШУМА ИЗ НИЧЕГО

Автор: Ольга Федорова

Синьор Бенедикт. Рецензия




Из комедий Шекспира эта, пожалуй, моя самая любимая. Нравится больше, чем "Двенадцатая ночь" или "Укрощение строптивой". Я познакомилась с ней еще в детсадовском возрасте, а подкрепилось все в 12 лет маминым подарком радио-версии знаменитого спектакля театра имени Вахтангова, голосами Рубена Симонова и Цецилии Мансуровой. Ах, какие там были Бенедикт и Беатриче! Особенно Беатриче! Но эта пара "веселых шутов" всегда была вторым планом пьесы. На первом - мелодраматичные Клавдио и Геро. Пока не познакомилась с этой постановкой Wyndham's Theatre. 

Другая точка зрения на классический текст. Абсолютно естественная (для меня), остроумная, стремительная. И знаете, меня радовало отсутствие "исторических" костюмов. Хохотала до слез на все это демонстративное стояние на ушах. Посмотрела еще зимой и все клялась, что непременно надо написать о чуде по имени синьор Бенедикт. Веселый красавец в первом появлении, океан обаяния и... одиночество размером с черную дыру. В последнем не сознается даже себе самому. У этой звезды есть двойник: Беатриче, племянница синьора Леонато. Они словно отражение друг дружки. Веселость напоказ - маска, скрывающая боль. А еще он самый порядочный из персонажей этой истории. С ним позабыла чем заканчивается пьеса, она вдруг стала непредсказуемой и пугающей.

Второе действие. Веселая свадьба оборачивается скандалом. Все, кроме Бенедикта и святого отца, впадают в истерику разной степени горячности. "Счастливый" жених ведет себя так, что засомневалась: а он вообще-то собирался жениться или искал повод громко сбежать? Клавдио, который тут и так не шибко приятный тип, стал просто отвратителен. Но Бенедикт называет его другом. И то, что творит этот друг... Стало не по себе. 

В пьесах Шекспира всегда есть "изнанка". В водовороте смертей находится место доброй шутке, а вихре острот проступят слезы горя. 

Бенедикт не подпускает Леонато к опозоренной Геро. Еще прибьет ненароком... В том, что случилось... здесь что-то не то... Я смотрю в темные глаза Бенедикта и чувствую, как он пытается разобраться в том, что происходит, как борются в нем чувство дружбы и кодекс чести. Вот уж он бы не стал устраивать целое представление в церкви, случись с ним такая история. 

Трогательно и чуточку неуклюже пытается утешить Беатриче, доказать, что ей есть на кого опереться. Но она потребовала, то ли сгоряча, то ли от привычки не доверять, доказательств. "Убейте Клавдио." И вот тут я оценила смену эпох в костюмах. Одно дело говорить это молодцу в чем-то из эпохи Возрождения, другое - человеку в военной форме второй половины ХХ века. Память мгновенно очертила зоны ответственности и чем будет грозить дуэль. Ой, мама!.. Тут милостью владыки не отделаться, тут, извините, трибунал и... Если только не... И почему сердце вниз упало, в груди пусто? Почему Тузенбах на уме? И вообще!.. Такими глазами смотрят, так руки целуют, такие слова говорят только, когда прощаются НАВСЕГДА. 

Он не думал вернуться назад.

- Судите обо мне по тому, что обо мне услышите.

Считайте, что воображение чрезмерно разыгралось, но я так чувствую.

Добило, как был сделан обещанный вызов. Какими глазами Бенедикт смотрит на развеселых и пьяненьких Принца и Клавдио. Всякое сочувствие и сомнение рушится, когда видишь такое ничтожество. Девушка умерла от жестоких слов, а они громко хохочут, хвастаясь вслух победами. Как подтверждение, попутные оскорбления в сторону самого Бенедикта. Принц и Клавдио и прежде проезжались (смотрите первое действие внимательно) и за глаза и прямо в лицо, но... "Принцев шут"... Они забыли, что у шутов имеется право говорить господам правду. Что у них есть чувство собственного достоинства. А пересказ "что сказала про тебя Беатриче" вообще выглядит грязной сей момент сочиненной сплетней, что недостойно приличного человека. Хамство уже не может его задеть, любовь дала броню, но сие не доступно парочке с куцым умом и не развитыми чувствами. Их так удивила его решимость стоять на своем. Постепенное отрезвление, пусть и слишком медленное. В вытянутой руке Бенедикта конверт. Принц не сразу решается его взять. Что в нем? Прошение об отставке? Уверена, что да. 

- Ваш побочный брат бежал.

Бесстрастным тоном, просто факт. А чего еще ждать от подобных господ? Сотворил подлость и смылся. Браво! Дуэль неизбежна, как столкновение порядочности и подлости. Только в счастливом и справедливом исходе я не уверена. 

Вызов на поединок перекрыл для меня, что было до и что произошло потом. Ну вот так. 

Вздохнула с облегчением, когда закончилось все благополучно и ко всеобщему удовольствию. 

Что еще поразило? Что Бенедикт и Беатриче здесь подчеркнуто немолоды. Словесные перепалки, смешные реплики приобретают другой, щемящий смысл. И вновь, как с "Гамлетом", легко представила их семейной парой. Было от чего повздыхать и оставить себе какую-то надежду.


P.S. До этого я не думала о том, как выглядит господская шутка: уверить Бенедикта и Беатриче, что влюблены друг в друга. 

Иногда мне кажется, что Бенедикт Дэвида догадался обо всем, но простил, ведь они помогли найти счастье.








Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: