четверг, 12 марта 2015 г.

Ричард II. О "служебных" персонажах. Рецензия

Автор: Ольга Федорова

Отсюда, отсюда


"Пусть боль доскажет все за нас."

У кого же из шекспироведов читала о "служебных" персонажах? Есть такой термин. Мол,они особой нагрузки на себе не несут и существуют для того-то и того-то, далее список причин. Часто в этот список попадает Горацио, друг Гамлета. И, в принципе, под этот термин легко попадает большая вольность Шекспира - королева Изабелла. Ее появления легко сократить до "совсем ничего" или просто вычеркнуть. Кто-то так бы и поступил, но не Доран.


Хрупкий, красивый цветочек, украшение дома Ричарда. Она приветлива с родней и слугами, муж - свет в окне, пытается вникнуть в его заботы и всячески поддерживает Ричарда во всем, даже, когда решение короля шокирует. Помните ее реакцию на поле поединка? Услышав приговор Норфолку, Изабелла вскакивает со своего места. Смятение, непонимание и ужас на лице. Но ни слова поперек. Раз решил, значит так и надо. О том, насколько Изабелла дорога Ричарду, мне говорит то, как фавориты пытаются ее развлечь в отсутствие супруга. В этом кусочке все они выглядят детьми. В воздухе гроза, а они забавляются с "перспективой". Мятеж застает ее в доме Йорка. Фактически, она попадает в плен раньше мужа.

- Дядя, у вас там Королева... - мечтательно произносит Болингброк, только что приказав умертвить Буши и Грина.

Насмерть перепуганный Йорк был бы смешон, если бы от сцены не веяло жутью. Первая мысль: неужели и на нее руку поднимут? А ведь Йорк подчиниться, по-настоящему эту девочку ничто и никто сейчас защитить не может. 

- Прекрасный пусть уход за нею будет. 
Привет сердечный передайте ей, - 
Особенно об этом позаботьтесь. 

Облегченно выдохнули. Болингброк расправляется с миром Ричарда в порядке приоритетов. 

Поверьте: это очень жестоко, когда тебя держат в неведении, а потом узнаешь правду из третьих рук. Начало второго действия. Сад, наполненный золотым светом и бликами. Но я помню, чем закончилось первое, его мрачный настрой. Расправа уже началась, просто нам не все покажут, про что-то услышим, остальное - дело воображения. 

И еще штрих, идущий от текста: Изабелла может быть высокомернее Ричарда. Мне как-то неловко от ее демонстративной печали по отсутствующему супругу или разговора с садовником. Да и речи, которыми она пытается подбодрить Ричарда... Некоторые фразы звучат чуточку странно. 

В пьесе не говорят, когда именно добирается до Лондона Изабелла. Факт, что больше она в доме своем не хозяйка. И вряд ли пустили на порог. В том саду светило солнце и было словно бесконечное лето. Здесь, на дороге, темно и страшно. Нет прежних украшений и дорогих, красивых платьев. Дорожный плащ, растрепанная прическа, заплаканные глаза. Почему мне кажется, что она простояла несколько часов под дождем, вымаливая это свидание? Они не виделись с самого его отъезда в поход...

Это страшно, когда любимого человека швыряют тебе под ноги. Когда ему больно даже от ласковых прикосновений!

- Ты не Ричард... Ты Ричарда гробница.

Впору завыть. Что они с тобой сделали?!! Это место в пьесе всегда рвало нервы. Как же так? Брак. Семья. Союз священный. Его разрывает только смерть! Муж говорит "беги". А Нортумберленд, что еще недавно был вассалом, глаз не смел поднять, вещает о выдворении вон из Англии. За что?!! Хотелось кричать, настолько несправедливым казалось то, как злые люди разлучали супругов. Почему?! По какому праву?!!Только из каких-то там государственных соображений?!. Попрали присягу, церковный брак уже не в счет. Что нам святые обеты, когда в почете целесообразность! И что это там Болингброк говорил об обидах королевы из-за фаворитов?.. А?.. А... Где теперь те его речи? У человека отнимали все права, оставляя только жизнь еле теплящейся свечкой. Но и это скоро отберут.

Я сочувствую Изабелле, которая не в состоянии понять, что случилось с ее красавцем-мужем. Она привыкла видеть Ричарда другим. Он для нее самый сильный, самый красивый. Самый-самый-самый... 

И я чувствую, какая боль терзает Ричарда, сильнее пинков и оскорблений тюремщиков. Может, он не хотел, что бы она увидела его таким и потому старается поскорее все закончить и навсегда уйти из ее жизни?! У Дорана это не чинное расставание. Это - разрыв по живому.

Свергнутого короля стережет целая толпа. Вернее, его им кинули, запретив убивать или калечить. Но вот издеваться... Это вволю. Улюлюкают и гавкают. Пялятся, высунув языки, что б потом по пьяным кабакам рассказами... Травят, как свора. Внутри меня все кричит: "Скоты!! Скоты! Скоты...". От очередного резкого звука Ричард, вздрогнув, шарахается и сжавшись, замирает, ожидая удара. Ощущение, что в кольце глумливой стражи он чувствует себя абсолютно нагим и беспомощным, впервые в жизни. Душевные силы короля надломлены. Движенья скованы не столько цепью, сколько неловкостью, невозможностью укрыться. Но речь его по-прежнему образна. Слова, обращенные к Изабелле, напомнили "...предания о смерти королей...". И понемногу он оживает. Даже сумеет улыбнуться. Но это улыбка сквозь слезы. "My Queen to France...". Где-то в глубине подсознания раздалось: "Светик мой...". 

Говорят, что с фаворитом он прощался нежнее, чем с женой. Нет. Просто он ее слишком любит, чтоб выставлять чувства на всеобщее обозрение. Он любит. Об этом мне спели его пальцы; длинные, тонкие пальцы, ставшие оправой ее милого лица. И голос: "my Queen...". Ричард прощается сдержанно не потому что ему все равно, а потому что горд и воспитан. Потому что думает: так будет лучше, скорей забудет. А еще: пусть хоть кто-то уцелеет из тех, кто жил при нем в почете и милости. Для самого себя он уже мертв. А еще: все таки он мужчина. Ему не к лицу выть в голос. Изабелла может себе позволить расплакаться в открытую, в последний миг броситься на шею мужу и крепко поцеловать. Как это там: "Я тебя никогда не увижу... Я тебя никогда не забуду...". Даже эта сволота замрет, когда она притянет его к себе. Ей можно. Она женщина. И сейчас, может быть, даже в чем-то храбрее. Ведь она готова разделить с ним заточение. Ричард так и останется стоять, низко опустив голову, пока охрана не опомниться и не погонит его прочь под свой дикий аккомпанемент. Изабелла покориться. Болингброк одним движением сломал ей жизнь. Неуклюжая демонстрация милости обернулась пыткой. 

Короткая сцена в спектакле. "Служебный" персонаж. А подняли в душе такую бурю.

P.S. У меня опять получилось неуклюже и длинно. 

* * *

В тексте "Ричарда II" есть один странный персонаж. Самый "служебный". Некто Пирс Экстон. Он появляется после прощения Омерля королем Генрихом, убивает Ричарда и исчезает в никуда. Выглядит вставным номером. Причем настолько, что поневоле начинаются вопросы: а это вообще кто такой? 

Моя версия: Шекспир знал все слухи и сплетни, окружавшие жизнь и смерть Ричарда. Не желая принимать ничью сторону в вопросе "так кто же все таки?.." и усугублять и без того неприглядные действия Болингброка, драматург ввел служебную фигуру. А вы уж там сами как знаете. 

Версию Дорана "кто тут у нас такой" приняла сразу. Она красива, логична, страшна, будоражит эмоции и мысли. Простое и четкое объяснение у кого ж рука поднялась. И нет в том режиссерского выпендрежа: "смотрите, какой я умный". Скорее приглашение вместе внимательно почитать текст, сопоставить с историческими источниками и сделать свои собственные выводы. Имя персонажа "Экстон" выглядит маской. А может, он и впрямь маска?

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: