понедельник, 13 апреля 2015 г.

Shakespeare's Five Levels Of Meaning. Перевод статьи блогера Дэвида Б. Шайера

Перевели любопытную статью блогера Дэвида Б. Шайера о понимании Шекспира. Мнение редакции нашей "берлоги" может не совпадать с мнением автора, но почитать интересно.

Пять смысловых уровней в шекспировской пьесе



Перевод: Катерина Малинина 

Все мы неправильно воспринимаем Шекспировские пьесы.

На протяжении четырехсот лет мы рассматривали их только с одной единственной позиции, смотрели лишь на поверхность и не копали глубже, туда, где лежит их потаенный смысл.

Почему это так важно?

Да потому, во-первых, что под поверхностью часто кроется та причина, по которой Шекспир вообще эту пьесу написал. Вот оно где бьется - подлинное сердце пьесы.

Мне бы впервые хотелось объяснить всё об этих уровнях и о том, как можно наслаждаться каждым из них.

Леди Джуди Денч в роли Гертруды
и Дэниэл Дэй-Льюис в роли Гамлета


Например, глядя "Гамлета", мы видим трагедию о юном принце, который силится решиться отомстить своему дяде за убийство своего отца. Все, что Гамлет тщится сделать, все монологи, его сцены с Офелией, ключевая сцена фехтования - все это лишь поверхность пьесы.

Когда Шекспир написал пьесу, эта поверхностная Гамлетовская история была лишь одним содержательным уровнем. Этот первый слой предназначался тем из зрителей, которые были не самыми взыскательными и образованными.

Шекспир удерживал внимание своей аудитории с помощью драматических оборотов, персонажей и юмора - так часто, как только возможно. Сцена с могильщиками - это хороший пример юмора абсурда по ходу пьесы, чтобы зритель не заскучал или - хуже того - не отправился поразвлечься куда-нибудь ещё.

Дэвид Теннант в роли Гамлета



Большая сцена фехтования в конце пьесы, как я уверен, была проанонсирована, чтобы публике пришлось стоять всю дорогу и дожидаться её. Ричард Бербэдж - первый исполнитель Гамлета - был известен как отличный фехтовальщик, и даже если публике было плевать на остальную часть пьесы, им обещали продемонстрировать навыки владения шпагой, которые стоили сами по себе цены всего билета.

Второй уровень содержания предназначался зрителю читающему, который в состоянии уловить аллюзии - литературные, библейские, философские, и т.д. - которые вплетены в ткань каждой шекспировской пьесы.

Этот зритель мог быть знаком со старой и популярной скандинавской легендой о Гамлете (Амлете). Возможно, чтобы сохранить интригу и интерес публики, Шекспир изменил кое-что в саге, чтобы сюжет лучше воспринимался в рамках пьесы.

Например, Амлет (персонаж из старой легенды) был куда более склонен к насилию и у него-то дело не застревало за тем, чтобы поквитаться с врагами. Он также притворялся безумным, оставаясь в своем уме. Шекспировский Гамлет откладывает и не исполняет мщения в срок, и остается ясным не до конца, так ли он фактически здрав рассудком. Шекспиров Гамлет мог и впрямь тронуться умом.

Джуд Лоу в роли Гамлета


Существует гораздо больше причин, по которым Шекспир мог изменить изначальный сюжет, и которые создают третий, четвертый, пятый уровень пьесы. Какую бы деталь истории не менял он по ходу своей пьесы, нам стоит обратить на это весьма пристальное внимание.

Теперь уже довольно сложно спорить о том, как Шекспир использовал другие литературные источники и Библию в своих пьесах, но достаточно сказать, что он обогатил ими свои пьесы, сделав их глубже по значению и воздействию на публику. Будь это Овидий, Сенека, Аристотель или Евангелие от Матфея, Шекспир осознанно попытался сделать свои пьесы настолько универсальными, насколько это было возможно.

Третий уровень в этой пьесе - для любого зрителя, кто был в курсе политических событий того времени.

Шекспир писал свои пьесы не в гордом одиночестве на необитаемом острове. Он создавал их в одном из самых суматошных и кипучих городов планеты той поры, и при том - во времена великих политических, социальных, религиозных переворотов. Его пьесы отражают мир, в котором он жил, и комментируют этот мир.

Этот зритель мог бы принадлежать ко двору Королевы Елизаветы, а позже - Короля Якова I, состоять в числе аристократии или иметь некоторое отношение к ней. Помимо всего прочего, придворные слухи и сплетни о королеве и её жизни могли, конечно, просочиться и распространиться по стране.

Шекспир действовал как проводник между двором и публикой, и его пьесы полны придворных-пройдох. Сэр Тоби Белч (гуляка-весельчак из "Двенадцатой ночи". - Прим. переводчика) приходит на ум как пример такого сорта людей, которых Шекспир знавал и использовал на потеху публике.

Кеннет Брана в роли Гамлета


Шекспир был близко знаком с кое-кем из придворных политиков. Его покровителями были Граф Саутгемптонский, Граф Эссекс, а позже - братья Херберт, графы Пемброка и Монтгомери.

На протяжении большей части 1590-х Роберт Деверё, Граф Эссекс, являлся фаворитом Елизаветы I, что, возможно, делало его самым могущественным человеком в Англии, и который имел особо привилегированный доступ к информации обо всем, что происходит при дворе.

Мы не знаем, насколько близок был Шекспир с Эссексом, но многие из пьес, сочиненных Шекспиром в те времена, включают описание героического юноши, во всех отношениях напоминающего и прославляющего Эссекса как такового. Наиболее отчетливый пример - это пьеса Шекспира "Генрих V", написанная для Эссекса, выступившего войной против Ирландии в 1599.

Коль скоро "Генрих V" был написан для Эссекса, это подводит нас к заключению, что и остальная часть "Генриады" (Ричард II, Генрих IV, Часть 1 и 2) были написаны во имя Эссекса.

Эссекс был очень популярен среди народа, и, возможно, его популярность росла по мере того, как Шекспир писал о нем пьесу за пьесой. Взамен Шекспир получал свои бенефиты как драматург. Это были взаимовыгодные отношения.

Ральф Файнс в роли Гамлета


Эссекс был известен как завзятый театрал, появлявшийся в театре порой много дней подряд. Можно заключить, что толпа его любила и приветствовала как его самого, так и изображавших его актеров.

В некотором смысле, Шекспир был агитатором за Эссекса в то время, как Эссекс пытался обрести больше власти при дворе и, возможно, однажды стать королем Робертом I Английским.

Какое же отношение "Гамлет" имеет к политике? Когда Шекспир писал эту отдельную пьесу в конце 1601 года, Граф Эссекс недавно был обезглавлен за то, что пытался возглавить неудавшееся восстание против Королевы Елизаветы и её двора.

Шекспировский покровитель, и, возможно - хороший друг, только что умер. Несомненно, это были ужасные времена для Шекспира; вероятно, он ощущал себя уязвимым и с политической точки зрения. Возможно, примерно в это время братья Герберт заступились и защитили его от любого при дворе Елизаветы, кто хотел бы швырнуть Шекспира в тюрьму до конца дней за близость к Эссексу на протяжении всех этих лет.

"Гамлет", возможно, наиболее политизированная из всех Шекспировских пьес, просто у нас нет возможности понять каждую крупицу смысла теперь, когда мы находимся в четырехстах годах от того времени, когда трагедия была написана и впервые исполнена.

Но тогда, когда она исполнялась еще тепленькой, с пылу - с жару, буквально все до самого распоследнего зрителя понимали, что Гамлет - это Эссекс, и Гамлетовы усилия одолеть врагов, ведущие лишь навстречу его собственной гибели, означали зеркало, отражающее абсолютно реальную трагедию провальной попытки Эссекса побороть своих врагов при дворе.

Этот зритель видал тень Королевы Елизаветы в Гертруде, и тень её министра, Лорда-хранителя печати Роберта Сесила - в фигуре Клавдия.

Лоуренс Оливье в роли Гамлета


После смерти Эссекса Сесил становится наиболее влиятельным человеком в Англии, возможно - могущественнее самой королевы. Может быть, именно Сесил, а вовсе не Королева Елизавета, и был подлинной мишенью восстания Эссекса, подобно тому и Гамлет никогда не намеревался причинить вреда своей матери Гертруде, и собирался мстить только Клавдию.

Гамлет озвучивает странную и ставящую в тупик шутку с черепом Йорика: "Ну-ка, ступай в будуар великосветской женщины и скажи ей, какою она сделается когда-нибудь, несмотря на румяна в дюйм толщиною" (то есть, как бы она ни красилась - в гробу краше не станет).
Что это означает? Для нас, современников - ерунда какая-то, так - пустячок.

В то время как практически любой человек елизаветинской поры, смотрящий "Гамлета", немедленно припоминал недавнюю широкоизвестную скандальную историю о том, как Эссекс опрометчиво ворвался в будуар Елизаветы, узрев её без макияжа и парика, за что получил от королевы пощечину.

Ей было 66 в то время, и её лицо требовало тщательного ухода и макияжа из-за шрамов от оспы, перенесенной в 1562 году, которая к тому же стала и причиной потери волос.

Воображаю, что когда Эссекс увидел её тем утром, её лицо могло напомнить ему череп. Он мог проболтаться Шекспиру, который обернул этот момент шуткой в адрес Елизаветы.

С некоторой точки зрения, Шекспировская пьеса "Гамлет" стала чем-то вроде общественной панихиды по Эссексу. Для публики, которая любила Эссекса, это был единственный путь справить по нему тризну.

Пятый уровень представления предназначался одной персоне - а именно монархине.

Актерам и актеро-поэтам - таким, как Шекспир - позволялось заниматься своим делом лишь потому, что королева или король дозволяли им. Несмотря на представления, проходившие в таких театрах, как Глобус, все пьесы на самом деле писались для удовольствия Королевы Елизаветы, а позже - Короля Якова.

Йен МакКелен в роли Гамлета


Создавая пьесы во времена царствования Королевы Елизаветы, Шекспир убеждался, что в них было достаточно сильных, умных женщин: Порция, Титания, Оливия, Джульетта, Розалинда и многие другие - все они были списаны невзначай с Королевы Елизаветы и словно бы представляли её в различных аспектах.

Эти пьесы для Елизаветы были призваны также развлечь её на всех смысловых уровнях. Они должны были содержать определенное количество юмора, драмы, романтики, Шекспир должен был знать, что такая гениальная женщина, как Елизавета, поймет каждую свежайшую литературную, библейскую, философскую, культурную и политическую отсылку и то, как изменилась оригинальная история Гамлета/Амлета в пьесе.

Вот где пьеса по-настоящему оживает и где могут быть найдены её подлинные цели! Да, в этом есть изрядная доля спекуляции, но если мы предпримем усилие понять, когда же в точности Шекспир написал эти пьесы и как он расставил зеркала того времени, в которое жил, то мы поймем, как часто эти пьесы ловили отражение Её Величества.

А также, стоит навострить уши, и мы ухитримся услышать, что твердил Шекспир монархине, какое послание он пытался до нее донести.

Что говорил Шекспир Королеве Елизавете своими пьесами?

Если мы возьмем "Гамлет" в качестве примера, это была, скорее всего, пьеса, которую Королева Елизавета никогда не видела на сцене, да никогда и не хотела. Она бы разглядела кроющуюся за ней эпитафию Эссексу. Несмотря на решение королевы казнить Эссекса, она когда-то любила его больше, чем любого из мужчин, и боль воспоминания о нем в Шекспировском "Гамлете" могла бы стать для неё невыносимой.

В конце концов, она умерла два года спустя, практически в годовщину казни Эссекса, и примерно через 16 месяцев после того, как на подмостки вышел "Гамлет".

Если бы она захотела, она могла бы закрыть "Глобус" и запретить Шекспиру ставить "Гамлета". С точки зрения того, что нам известно, она, возможно, могла. Но, похоже, она не запретила постановку пьесы, и это стало величайшим успехом Шекспира, который часто упоминался другими писателями и поэтами того времени.

Максин Пик в роли Гамлета


Если существовало единственное сообщение, которое Шекспир отправил Королеве Елизавете со своей пьесой "Гамлет", то, возможно, оно было: "Хотя Вы и приговорили Эссекса к смерти, в "Гамлете" он будет жить вечно".

Елизавете как королеве место в истории было обеспечено. "Гамлетом" Шекспир прикнопил важное примечание к её правлению.

Вот заключительный уровень Шекспировских пьес - автобиографический уровень.

Это очень трудно, почти невозможно решить определенно, а что, если любое сказанное Шекспиром в его пьесах - о себе или его жизни? Но он может быть обнаружен тут и там. Например, я писал о том, как он обернул своё собственное имя, Шекспир, в имя одного из своих наиболее запоминающихся персонажей - Шейлока. Шейлок означает Шекспира. 
(Автор доказывает это в данной и последующих работах: http://shakespearesolved.blogspot.ru/2014/04/shakespeares-shylock-solved-part-1.html - Прим.переводчика)

Я также недавно писал о том, что он был первым актером - исполнителем роли Мальволио, которую он написал и исполнил так, словно хотел посмеяться над собой и своими амбициями.

Затем, существует еще вопрос Шекспировского сына Гамнета (другое написание имени Гамлет). Гамнет Шекспир умер в 1596 году, в возрасте одиннадцати лет. Почему бы Шекспир стал писать в 1601 году пьесу для своего умершего сына?

Что ж, чем сильнее я погружался в вопрос, тем более я убеждался, что пьеса "Гамлет" 1601 года была четвертой по счету версией пьесы, которую Шекспир писал с тех пор, как впервые прибыл в Лондон около 1588 года. Вполне вероятно, что Шекспир написал раннюю версию 1588 года для своего сына, но годы шли, и пьеса становилась все более посвященной Эссексу, чем Шекспировскому сынишке.

В пьесе столько всего, что могло бы быть интерпретировано как нечто автобиографическое для Шекспира. Наиболее вероятно, что он создавал персонаж Горацио, опираясь на собственные отношения с Эссексом. Похоже, Горацио знает Гамлета лучше, чем кто-либо, и именно его Гамлет просит доложить обо всем, что произошло, совершенно так же, как и Шекспир, должно быть, считал себя обязанным поведать миру, что случилось с Эссексом, посредством пьесы.

Эдриан Лестер в роли Гамлета


Если существовали некие мысли и чувства касательно Эссекса, которые Шекспиру требовалось выразить, их возможно обнаружить в заключительных словах пьесы. Принц Фортинбрас говорит: "Когда б он жил, – я верю, – Достойно б царствовал", - он мог бы стать великим королем.

Возможно, Шекспир говорил то, что и многие другие хотели сказать об Эссексе, о том, что из него получился бы превосходный король.

Если вы смотрите сегодня "Гамлета" на сцене или на экране, вы упускаете всё, кроме поверхностного наслаждения персонажами и сюжетом.

Все остальное потеряно.

Не важно, как хорош актер, великолепна режиссура, мы слепы к правде и подлинной цели пьесы.

Смотреть Шекспировские пьесы, вырванные из исторического контекста, без послойного их анализа - означает смотреть пьесы Шекспира совсем не так, как он задумывал.

И что нам делать? Как смотреть пьесу, воспринимая каждый смысловой слой?

Выход, который я нашел - это написать три версии Шекспировских пьес - "Гамлета", "Ричарда III" и "Венецианского купца".

Я устанавливаю действие спектаклей в театрах в те времена, когда они были поставлены впервые, так что мы можем смотреть пьесы как путешественники во времени и видеть их так, как их видел настоящий Шекспировский зритель. Я использую сценических персонажей, чтобы рассказать ту историю, которую Шекспир и написал, и я подключаю персонажей из аудитории, чтобы мгновенно переводить происходящее с нами.

Я сплю и вижу, чтобы превратить эти переделки в фильмы.

Пока же этого не произошло, предлагаю вам читать мои интерпретации пьес. Я постарался вместить в них столько, сколько возможно, и они положительно ломятся от исторических фактов, исторических теорий, литературных, библейских и политических аллюзий - и множества весьма интересных персонажей, включая самого Шекспира.

А еще я очень и очень рекомендую вам читать о Шекспире, его жизни и его эпохе (в этом блоге и где бы то ни было). Чем больше мы знаем о нем и мире, в котором он жил, тем большее удовольствие мы получаем от его пьес, и прежде всего - понимаем, зачем он их написал.

С наилучшими пожеланиями, Дэвид Б. Шайер (возможно, это псевдоним типа Злорандер, или Комбинайджер, или О. Граниченджер - прим. переводчика)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: