среда, 27 мая 2015 г.

Old Interview: David Tennant: from Doctor Who to Hamlet. The Telegraph, 2008. Впервые на русском

#DavidTennant Старое интервью (2008) The Telegraph - о Гамлете, Докторе и не только.

Read In English: http://www.telegraph.co.uk/culture/donotmigrate/3563530/David-Tennant-from-Doctor-Who-to-Hamlet.html




Дэвид Теннант: от Доктора к Гамлету


Интервью Вики Рейд, 22 ноября 2008 года
Фото: Джулиан Броад

Немногие роли вызывают столь горячий интерес в обществе, как Доктор Кто и Гамлет. Представьте, каково Дэвиду Теннанту, - человеку, который исполнил обе.

В 2006, во время съемок в Who Do You Think You Are? для BBC Дэвид Теннант посетил древнюю церковь на острове Малл, где был похоронен один из его предков. В церкви проходили раскопки, и перед ним оказались несколько черепов, слегка присыпанных землей. Не раздумывая (хотя теперь он признается, что немного играл на камеру) Дэвид схватил один из них, с восторгом стал разглядывать, затем почти мгновенно понял, что так вести себя, пожалуй, не стоит и смущенно вернул его на место, энергично отряхнув ладони.

Когда программу показывали по телевизору, ее увидел Грегори Доран, в то время заместитель художественного руководителя Королевской шекспировской труппы. Он немедленно отправил Дэвиду sms: "Только что видел твое прослушивание на Гамлета".

На самом деле дорога, которая привела Теннанта в Стратфорд-на-Эйвоне этим летом была более прозаичной, хотя этот эпизод все равно часть процесса - "планеты сошлись", - как это описывает Теннант. Важнее, что это - один из примеров многочисленных интуитивных озарений, которые оказывали влияние на его карьеру.

Один из самых известных фактов о Теннанте - он решил стать актером в три года под влиянием "Доктора Кто", горячим поклонником которого он был. Замечательно, что эта несокрушимая уверенность в избранном пути привела его в итоге в тридцать четыре года к роли самого Доктора в 2005 году. Даже сегодня говоря об этом, Теннант отмечает, как это абсурдно: "Всего десять человек играли эту роль. Вообще-то, статистически было более вероятно то, что я сыграю Гамлета, а не Доктора".

Из-за всего этого роль в Докторе Кто должна ощущаться как великое схождение планет, а ведь она помимо прочего приходит со своим багажом - яростных защитников и навязчивых поклонников. Гамлет, которого он давно хотел сыграть, накладывает свою, еще более тяжелую ответственность. "Конечно, я был напуган, кто бы не был? Ожидания от этой роли огромны".

"Я думаю, постановка в какой-то мере определяется тем, кто играет Гамлета", - говорит Доран, который дважды до этого работал с Теннантом в The Real Inspector Hound и Black Comedy в 1998 году. В рамках своего летнего сезона в Стратфорде Доран также взял его на роль Бирона в спектакле Love's Labour's Lost, репетиции которого начались через два дня после начала показов "Гамлета" (два этих спектакля в итоге идут одновременно).

Как известно любому, кто видел его Гамлета (хотя билеты были проданы практически мгновенно) или читал рецензии, Теннант празднует победу. Критики расхваливали его глубину и энергию, The Guardian заявила: "Это Гамлет с живым как ртуть интеллектом, неподражаемой энергией и необузданным юмором".

Теннант с самого начала сделал выбор "играть это так, как любую другую роль и смотреть, как карта ляжет. Но это сложно, потому что ты знаешь всю предысторию. Мне кажется, когда смотришь спектакль, часто отмечаешь для себя сцены по мере их появления, да? Словно галочки ставишь - это сцена с безумием, это "иди в монастырь" - и мы просто хотели найти способ избавиться от этих бесконечных напоминаний".

Новаторский подход Дорана заключался в том, чтобы рассматривать пьесу как триллер. "Мне кажется есть пара моментов каждый вечер, которые по-настоящему заставляют зал замирать, - говорит Теннант. - Это наверное самая известная в мире пьеса, так что приятно до сих пор удивлять людей поворотами сюжета, к чему мы и стремились".

Определенные круги поначалу опасались потенциально скандальных зрителей, - многие из которых пришли на спектакль, чтобы увидеть своего обожаемого Доктора живьем - но эти страхи не материализовались. И хотя в фойе театра толпились возбужденные тинейджеры и малыши, которым едва стукнуло шесть, в зале они замирали, плененные представлением. "У нас были превосходные зрители, - говорит Теннант. - Не было людей в костюмах Кибермена на первом ряду или кидающих на сцену Тардис". Но после того, как опускался занавес - другое дело, и у служебного входа приходилось ставить барьеры и он раздавал автографы под наблюдением охранников.

"Играть Гамлета было тяжело, - говорит Теннант. - Тяжелее, чем я ожидал. Это ощущалось как некая вершина, я знал, что так будет и ждал этого, но уровень стресса был многократно взвинчен из-за того, как много внимания привлек этот спектакль, на что я вообще-то не рассчитывал".

Он предпочел отвечать на окружающее его возбуждение опустив голову и закрыв рот. "Тот факт, что я играю в спектакле, обсуждался больше, чем сам спектакль, - что слегка дезориентировало... Я имею в виду, я и так нервничал, - смеется он. - Я на самом деле не хотел еще больше подливать масла в огонь пристального внимания фанов, они кажется и так сами себя накручивали".

Сам Стратфорд был приведен в состояние боевой готовности - одна закусочная с гордостью выставила в витрине плакат с далеком и надписью "Exterminate голод!" "Когда я их спросил, зачем это, - вспоминает Доран, - они ответили "Вы что, не в курсе? Доктор приезжает в Стратфорд, и мы надеемся, он зайдет и купит у нас фиш энд чипс". В музее олова в Harvard House какой-то ребенок изготовил оловянную тарелку с Тардис и выбросил ее в окно. В городе не осталось уголка, который бы не был охвачен возбуждением.

Даже то, что сейчас, ближе к концу показов "Гамлета" в Стратфорде перед надвигающимся переездом в Лондон, мы разговариваем, спрятавшись в одной из репетиционных комнат, отлично демонстрирует, каково это - быть Доктором Кто.

Несколько часов назад Теннант встретил меня на станции и мы побрели в сторону центра города, ища, где бы перекусить. Одетый в неприметные джинсы и худи Abercrombie & Fitch, с бейсболкой на голове, Теннант шагал стремительно, сопровождаемый тихим гулом внимания, который перемежался узнаванием и возгласами "привет" от множества людей. "Вообще-то проще, - наконец сказал он, почти извиняясь, - просто купить сэндвич и найти тихий угол в репетиционной комнате, становится немного..." Истерично? "Да".



Доран подтверждает: "Я часто встречал Дэвида по утрам, когда по пути в репетиционную он заскакивал в Caffè Nero. Как бы стремительно он не шел в своей бейсболке, в итоге кто-нибудь узнавал его и внезапно Caffè Nero становилось очень популярным местом".

Такова жизнь, и теперь он к этому привык, и в основном это не доставляет неприятностей, говорит он. "Встречать людей, которые счастливы тебя видеть - это не назовешь испытанием; быть может из-за того, что я прославился, играя положительного героя, люди на улице не поливают меня грязью, они скорее милы и полны энтузиазма". Но тут еще и теплота его характера, легкое очарование, о котором, он, возможно, не подозревает, - которое заставляет его идти навстречу, и, что важнее, делает его доступным.

Со стороны СМИ было тоже серьезное давление, которое угрожало вывести его из равновесия: "Я был тут, в этой репетиционной, отчаянно пытаясь собрать представление в одно целое и стараясь убедить себя, что это всего лишь пьеса и не надо волноваться об исторических последствиях, и тут в первый вечер показов снаружи объявился микроавтобус новостного канала BBC и я подумал - так, все, хватит, просто успокойтесь все, я уже достаточно напуган. И внезапно осознаешь, что если ничего не получится, то о моем провале сообщат на весь мир".

"И конечно, есть маленький кусочек твоего эго, который шепчет: "Это правда невероятно, это так волнует, что это привлекло столько внимания и что людям это важно". Но бОльшая, гораздо бОльшая часть внутреннего "я" говорит: "Ты облажаешься, и об этом узнают все".

На первом показе он думал: "Тебе не следует больше никогда играть в этой пьесе, это ужасно". Но сцена - это то, где лучше всего проявляется его актерская разносторонность. Теннант обладает выразительными чертами лица, особенно выделяются глаза. Когда он улыбается, что случается часто, его лицо озаряется. Он производит впечатление постоянно бурлящей энергии, даже когда, как сейчас, он сидит и разговаривает в этой укромной комнате.

Есть одна интригующая история, связанная с постановкой, которая умудрилась остаться не рассказанной среди всей этой суеты. Во время показов в каждом спектакле труппы участвовал еще один актер. В первый день репетиций актерам представили настоящий череп - принадлежащий Анджею Чайковскому, польскому композитору, который эмигрировал в возрасте 4-х лет в 1939 году и жил в Оксфорде, где продолжал сочинять музыку, часто навещая Стратфорд.

Он умер от рака в 1982 году в возрасте сорока шести лет, и завещал свой череп RSC, где он хранился в коробке в отделе реквизита до тех пор, пока Доран не решил его использовать. Он надеялся, что это может сделать текст для актеров более близким: "Эта пьеса должна затрагивать что-то в нас - мы должны столкнуться с нашей смертностью, как сталкивается Гамлет. Это была немного шокирующая тактика... хотя, конечно, постепенно это сглаживается и это просто Анджей в его коробке". Доран не хотел, чтобы эта история вышла на свет до начала показов "Гамлета". "Я думал, что это обесценит спектакль и все будут говорить только о том, что Дэвид играет с настоящим черепом".

Теннант был счастлив исполнить завещание Чайковского. "Когда я услышал, что он это сделал, - говорит он, - Я подумал, что это потрясающе, что я это сделаю, но, кстати, больше такое не будет возможно - закон изменили".

В прошлом месяце на National Television Awards Теннант объявил о том, что он покидает "Доктора Кто". Получая свою награду за выдающееся драматическое исполнение, по спутниковой связи в антракте "Гамлета" он рассказал о четырех спецвыпусках (их начинают снимать в январе), которые выйдут в следующем году, но после этого сказал, что пришло время двигаться вперед, "иначе вам придется вырвать ключ от Тардис из моих хладных рук".

Его Доктор путешествовал по галактикам, останавливая войны и спасая планеты (иногда лишь при помощи звуковой отвертки и стетоскопа, и в одном примечательном случае - при помощи заводной мыши, завалявшейся в кармане) и с ним путешествовали три разных спутницы: Роза (Билли Пайпер), Марта (Фрима Агьеман) и, наконец, Донна (Кэтрин Тейт).

Его Доктор регенерировал из Кристофера Экклстона, который играл в первом сезоне возрожденного шоу под чутким руководством сценариста и шоураннера Расселла Т. Дэйвиса. Длинная тощая фигура и резкие черты лица Теннанта, скомпенсированные торчащей челкой и слегка помятыми костюмами, добавили шоу живую энергию. Редкие вспышки уязвимости, намекающие на одиночество (не забывайте, что ему 900 лет и он последний из Повелителей Времени) принесли ему легион поклонниц (которые, кажется, особо без ума от его больших карих глаз), страстно желающих разрешения любовной истории между Розой и Доктором.



Это все выросло из мальчика, вдохновленного Джоном Пертви, который регенерировал в Тома Бейкера. "У меня слегка голова кружится, - признается Теннант, - когда я начинаю думать, насколько странно все это обернулось".

При рождении 18 апреля 1971 года Теннанта назвали Дэвидом Джоном МакДональдом; он родился в семье священника и позже председателя Генеральной Ассамблеи Церкви Шотландии Сэнди и Хелен, занимавшейся благотворительностью. Младший из трех детей, он вырос в Пейсли под Глазго. Осознание того, что он хочет стать актером, пронизало его повседневную жизнь, говорит он. "Я думаю, мне нравилось в этом, что можно притворятся другими людьми и рассказывать истории, потому что это то, чем я занимался постоянно на заднем дворе дома; я все время бродил, болтая сам с собой и один изображая разных героев".

Между ним и его братом и сестрой шесть и восемь лет разницы: это Блэр (работающий в музыкальной индустрии) и Карен (которая обучилась на медсестру и преподавателя и сейчас занимается с детьми со ограниченными способностями). "Это было нормально. Я был вполне счастлив в одиночестве, как, собственно, и теперь. Я могу часами просто бродить туда-сюда".

В его семье, на первый взгляд, не было прецедентов таких актерских амбиций. Его бабушка со стороны отца участвовала в любительских постановках, а его отец был священником, что, как думает Теннант, возможно, повлияло на него. "В этом был определенный театральный элемент, и папа говорил, что подумывал об актерской карьере, но он не относился к этому серьезно. И тогда это не было для него одним из вариантов пути - ты вырастаешь и идешь работать, так это было в те годы, да?"

Даже сейчас такая решительность смущает его: "Это свидетельство такой уверенности в себе, которую я, кажется, утратил, целеустремленности, которой я хотел бы обладать здесь и сейчас. Понятия не имею, откуда это взялось". Он задумывается. "Думаю, это родительское воспитание: оно позволило мне думать, что все возможно, и не сомневаться в том, что я имею право это делать. Мне в голову не приходило, что я "не должен" или "не смогу". Мне очень повезло с этим". Эти слова тем более трогательны, что мама Теннанта умерла прошлым летом от рака. "Чудесно, что она увидела "Доктора Кто", потому что ей нравилось все это сумасшествие и она смотрела каждую новую серию. И я уже вел переговоры со Стратфордом, так что она знала, что будет Гамлет".

Теннант не то, чтобы ненавидел свою школу в Пейсли, он просто находил ее скучной, и с 11 лет начал присоединяться к субботним утренним занятиям в Королевской шотландской академии музыки и драмы, в которую он и поступил в 17 лет, будучи самым молодым на курсе. Там он взял псевдоним - из статьи про Нила Теннанта из Pet Shop Boys в журнале Smash Hits.

Он описывает свое обучение как "школу мастера на все руки" - смесь преподавания, режиссуры, актерского мастерства и менеджмента. Он выпустился в 1991 году и почти сразу присоединился к странствующей труппе под названием "7:84", играя в The Resistible Rise of Arturo Ui Брехта: "шесть актеров в фургоне, по одному представлению каждый вечер в новом городе по всей Шотландии". Эшли Дженсен (Extras, Ugly Betty) была участником труппы. "Мы были вместе на шоу Джонатана Росса на Рождество пару лет назад, - вспоминает Теннант, - сидели вместе на диване и думали - как мы до этого дошли?"

Одной из его ранних телевизионных работ стал Takin' Over the Asylum в 1993 году, - мини-сериал о больничном радио в психиатрическом отделении, где он сыграл тинейджера с биполярным расстройством. Там он познакомился с одним из своих лучших друзей - Арабеллой Вейр, актрисой и писательницей, и на следующий год он переехал в Лондон и арендовал комнату в ее доме, где прожил следующих пять лет.

Театр надолго стал его главным занятием, и вскоре критики обратили внимание на новый талант, выделив его Оселка в "Как вам это понравится" в 1996 году и Ромео в "Ромео и Джульетте" в 2000 году, - обе роли он сыграл в двух его сезонах в RSC. Помимо этого были небольшие роли в нескольких фильмах, включая Jude (1996) Майкла Винтерботтома и Bright Young Things (2003) Стивена Фрая.

Интерес к Теннанту значительно вырос, когда он сыграл детектива Питера Карлайла с Сарой Пэриш и Дэвидом Моррисси в дерзком калейдоскопическом телесериале Blackpool (2004) с песнями и танцами. В роли Казановы на BBC годом спустя он стал восхитительным озорным проходимцем. Бурлящая энергия его соблазнителя очаровала совершенно новую аудиторию и, что важнее, познакомила его с Расселлом Т. Дэйвисом, который был автором сценария.

Дэйвис говорит, что вовсе не только теннантовское исполнение Казановы убедило его взять Дэвида на "Доктора Кто", - поработав с Теннантом, он понял, что есть актер, для которого он может написать что угодно. "Он неисчерпаем. У него одновременно и блестяще подвешенный язык и потрясающее чувство юмора".

Теннант вспоминает, что Дэйвис пригласил его к себе домой, якобы чтобы посмотреть рабочий материал первого сезона нового "Доктора Кто". Затем Дэйвис и Джули Гарднер (второй продюсер шоу) спросили, не хотел бы он стать Доктором. Теннант "рассмеялся, а потом спросил - "Можно, у меня будет длинное пальто?" Это был, говорит Теннант, "совершенно сюрреалистичный момент".

У него ушло почти две недели, чтобы принять решение, пока однажды он не проснулся утром с мыслью: "Как ты сможешь торчать дома и смотреть, как кто-то другой играет эту роль? Ты должен это сделать". Его родители были ошеломлены, хотя Теннант улыбается, когда рассказывает, что его папа сказал: "О, я знал, что рано или поздно это произойдет".

Теннант признается, что некоторые детали привнес в образ сам. "С такой ролью, как Доктор, так и подмывает сделать ее своей, добавив то-то и то-то. У Тома Бейкера был длинный шарф, Питер Дэвисон носил пиджак для крикета и так далее. Я подумал, что если будешь стараться чересчур щеголять умом, рано или поздно дашь маху, так что я подумал, гм, посмотрим, что напишет Расселл и будем плясать оттуда". Он уверен, что талант Дэйвиса заключается в том, что он одинаково хорошо создает сильно прописанных героев, и "пишет отличные роли для голубых созданий с планеты Зог".

Что касается костюма, у Теннанта был необычный источник вдохновения. Он увидел однажды Джейми Оливера по телевизору в костюме и кедах - и ему понравилась эта идея - "взять что-то, что может выглядеть достаточно официально, и тут же привести это в беспорядок, так что костюм Доктора всегда помятый и слегка ему маловат". Сначала он носил свои собственные конверсы, которые после ушли на аукционе Children in Need - но "они не собрали много денег, я был немного расстроен. Правда, они на части разваливались".

Несомненно очень любопытно слушать, как кто-то рассказывает о том, как всю жизнь любит пришельцев. Помимо страстного желания Теннанта стать актером, столь же непоколебимой была его любовь к шоу. Что такое в этом Докторе, спрашиваю я, что внушает такую преданность, такое стремление к лучшему миру?

"Я смотрел это как научную фантастику, и в то же время это было очень уютным, - говорит Теннант. - Что-то в этом было привлекательное. Казалось, он со всем может справиться с помощью мотка бечевки. И конечно, это потрясающий герой, которого разрывает от энтузиазма и радости, и вы можете абсолютно доверять ему, и в то же время никогда не сможете предсказать, что он сделает в следующий момент".

Кэтрин Тейт считает, что частично успех Теннанта в роли объясняется тем, что "он такой фанат шоу - его познания действительно удивительны. Поскольку он помнит все эти детали, он мог по-настоящему наслаждаться, получая сценарий, в котором, скажем, возвращались Сонтаранцы, или появлялись пришельцы, которых последний раз видели в 1972 году. Думаю, он наслаждался этим каждую секунду, и даже сейчас, спустя четыре года он продолжает получать удовольствие, и с энтузиазмом берется за работу и никогда от нее не устает, и это заставляет всех остальных тянуться за ним".

Быть частью такого феномена означало, что в момент, когда был объявлен кастинг "ты стал публичной фигурой, твоя жизнь перестала принадлежать только тебе. Ты больше не можешь быть невидимкой". В самом начале своего пребывания в сериале Теннант получил первый опыт обратной стороны славы. Его разбудил в семь утра в четверг журналист таблоида - он звонил в дверь и угрожал запустить в прессу в это же воскресенье историю о некой "Наташе из Шордича, борделе, проститутках и наркотиках... Странно, что у них не было фотографий".

Ничто в его образе жизни не изменилось, утверждает Теннант, но неизбежно, что публичность и такие вторжения заставили его больше ограждаться, быть более осмотрительным. Он всегда отказывался публично обсуждать свои отношения (среди его бывших девушек - Энн-Мари Дафф и София Майлз, сейчас он состоит в отношениях с Джорджией Моффет, которая снималась в одном из эпизодов "Доктора Кто"). Как он говорит, криво усмехаясь: "Думаю, кто бы не стал моим преемником, ему стоит подумать об этом".

Здесь есть еще одна сторона вопроса, которую он для себя находит поучительной: "Знаете, когда в комнату входит кто-то известный, кажется, что все слегка ощетиниваются, кажется, что все разглядывают его или делают вид, что не разглядывают, и ты знаешь, что они знают, и представляешь себе, какой уверенностью в себе и силой эта известная личность обладает, - но на самом деле все ровно наоборот: ты входишь в комнату и сжимаешься, и стесняешься, и пугаешься".

Говоря о том, как Теннант справляется со столь пристальным вниманием, и Доран, и Дэйвис ссылаются на его родителей и воспитание, как на краеугольный камень его уравновешенности. "Он родился в хорошей семье, - говорит Дэйвис. - Когда доходит до дела, выясняется, что он хорошо воспитанный человек".

Может, это издержки протестантской рабочей этики, но даже снимаясь в "Докторе Кто" на протяжении девяти месяцев в каждом году, Теннант каким-то образом находил время для других проектов. Он был поразителен в Recovery, который показывали по телевизору в прошлом году, играя человека, который пытается восстановить свою жизнь после черепно-мозговой травмы. Это привело к тому, что он стал покровителем благотворительной организации Headway Essex, которая плотно работала над проектом. Совсем недавно на BBC2 была показана драма Einstein and Eddington, в которой Теннант играет астрофизика Артура Эддингтона, чья переписка с Энштейном в конечном итоге привела его в Африку с целью доказать теорию относительности. Он готовится к съемкам в драме Стивена Полякофф о второй мировой войне "1939" с Ромолой Гарай и Биллом Найи. "Раньше я бы назвал это второстепенной ролью, но теперь, - смеется он, - мне позволяют называть это "камео".

У Теннанта будет двухнедельный перерыв перед тем как "Гамлета" начнут показывать в Лондоне, но он не планировал отпуск. "Я знаю, что это здорово - поехать в хороший отель и валяться на пляже, - признается он, - но когда я делал это в прошлый раз, приперлись чертовы папарацци и снимали меня, и это лишило меня всего удовольствия, если честно". Вместо отпуска он будет покупать мебель для своего нового дома в северном Лондоне.

Уход из "Доктора Кто" ощущается как правильное решение; Дэйвис и Гарднер тоже уходят после специальных выпусков. "Я хочу уйти, пока я еще люблю это. Это было прекрасное время, и я хочу сохранить о нем особые воспоминания".

Мне кажется, Теннант надеется, что покинув шоу, он снова тихо вернется в "невидимость". В чем я уверена - его разносторонность как актера гарантирует ему, что его будут помнить не только как Доктора.

Он оставит богатое наследство шоу, - уверен Дэйвис. "Шестилетки будут смотреть это, и когда им стукнет 66, и все это будет выглядеть таким старомодным, двумерным и странным, но они будут сидеть перед экраном с огромной улыбкой на лице, - благодаря актеру в главной роли. Мне кажется, они будут смотреть на Дэвида и думать: черт, это не просто радужная ностальгия по детству, я был прав, он был восхитителен".


[Перевод: Анастасия Королева]

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: