пятница, 12 июня 2015 г.

David Tennant: Photo Of The Day. Young David, 1990 (?) | Дэвид Теннант: фото дня. Молодой Дэвид (1990?)

#DavidTennant #DTфотодня Ооочень молодой Дэвид, вероятно, в период обучения в RSAMD (1990?). История тех времен под катом, как обычно.



Read in English: http://davidtennanttheatre.webs.com/teatro-e-scuole-di-teatro

В театральное училище Дэвид очень рвался со школы. «Я был прыщавым подростком с сальными волосами и довольно обозленным. Не мог дождаться, чтобы уйти в театральное училище, чтобы моя жизнь изменилась. Мои родители действительно пытались отговорить меня – и были совершенно правы, потому что актер – идиотская профессия».

Но тем не менее, Дэвид пошел учиться "идиотской профессии" в RSAMD (и жизнь его изменилась). И во время учебы, в 1990 году он принял участие  в программе My So Potent Art на фестивале "Teatro E Scuole Di Teatro" в Палермо, Сицилия (фигасе). Он сыграл Оберона в "Сне в летнюю ночь" и Просперо в "Буре". 

Название фестивалю дала как раз строчка из монолога Просперо из первой сцены пятого акта пьесы. В нашем переводе "Все это я свершил своим искусством", хотя буквально название фестиваля следовало бы перевести "Мое могущественное искусство". 

Ye elves of hills, brooks, standing lakes and groves,
And ye that on the sands with printless foot
Do chase the ebbing Neptune and do fly him
When he comes back; you demi-puppets that
By moonshine do the green sour ringlets make,
Whereof the ewe not bites, and you whose pastime
Is to make midnight mushrooms, that rejoice
To hear the solemn curfew; by whose aid,
Weak masters though ye be, I have bedimm'd
The noontide sun, call'd forth the mutinous winds,
And 'twixt the green sea and the azured vault
Set roaring war: to the dread rattling thunder
Have I given fire and rifted Jove's stout oak
With his own bolt; the strong-based promontory
Have I made shake and by the spurs pluck'd up
The pine and cedar: graves at my command
Have waked their sleepers, oped, and let 'em forth
By my so potent art. But this rough magic
I here abjure, and, when I have required
Some heavenly music, which even now I do,
To work mine end upon their senses that
This airy charm is for, I'll break my staff,
Bury it certain fathoms in the earth,
And deeper than did ever plummet sound
I'll drown my book.
 Вы, духи гор, ручьев, озер, лесов!
И вы, что на брегах морских резвитесь,
Что гоните Нептуна в час отлива
И от него опять потом бежите,
Следов не оставляя на песке!
Вы, крошки эльфы, что при лунном свете
В незримой пляске топчете траву,
Которую потом обходят овцы!
Вы, по ночам растящие грибы!
Вы все, кого зовет вечерний звон
К ночным забавам, шалостям и играм!
Хотя вы сами не сильны, но все же
Лишь с вашей помощью затмил я солнце,
Мятежный ветер подчинил себе,
В лазурь небес взметнул зеленый вал
И разбудил грохочущие громы.
Стрелой Юпитера я расщепил
Его же гордый дуб, обрушил скалы,
С корнями сосны вырвал я и кедры.
По моему велению могилы
Послушно возвратили мертвецов.
Все это я свершил своим искусством.
Но ныне собираюсь я отречься
От этой разрушительной науки.
Хочу лишь музыку небес призвать
Чтоб ею исцелить безумцев бедных,
А там - сломаю свой волшебный жезл
И схороню его в земле. А книги
Я утоплю на дне морской пучины,
Куда еще не опускался лот.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: