среда, 10 июня 2015 г.

Kill Shakespeare: Co-creator Anthony Del Col Interview (Shakespeare Magazine #6/15) | Интервью с соавтором комикса "Убить Шекспира"

#Shakespeare Наши друзья Shakespeare Magazine опубликовали в последнем номере (№6) этого года интересное интервью с соавтором комикса с интригующим названием "Убить Шекспира". Совместимы ли любовь к Шекспиру и комиксам?.. По понятым причинам нас это сейчас особо интересует ) Скоро выходит следующий номер журнала *у нас есть повод ждать его с нетерпением*, а пока читайте перевод интервью! 



Убить Шекспира



"Убить Шекспира" – это ультра-яркая, ультра-жесткая и ультра-крутая серия графических романов, замешанных на Силе Барда. Соавтор комикса Энтони Дель Коль встретился за кадром с корреспондентом Shakespeare Magazine.

Read in English >>

– Что бы ты сказал шекспироманам-традиционалистам, которые скептически относятся к графическим новеллам?
– Лет семь назад я и сам скептически относился к комиксам и графическим новеллам. Я думал, что все они – просто супер-геройские истории о мужиках в трико и плащах и всё такое. А потом Конор (МакКрири, соавтор "Убить Шекспира"), который в то время подрабатывал в магазинчике комиксов, начал приносить и подкладывать мне кое-какие книжки с по-настоящему интересными и провокационными названиями. Например, "Y: Последний человек" (Y: The Last Man), "Предания" (Fables), "Лига выдающихся джентльменов" (The League of Extraordinary Gentlemen), "Одеяла" (Blankets) – все эти разножанровые вещи. Это заставило меня понять, как интересен мир комиксов на самом деле.

В случае с книгами комиксов и графическими новеллами ты не ограничен бюджетом и т.п., лишь твоим воображением. Фактически, это сфера, очень подхлестывающая мысль. Да, у тебя есть визуальный ряд перед глазами, но это не всё. Интересные истории рассказываются между кадрами.

– Я знаю, что ты рассматривал другие варианты [Энтони работал в музыкальной, теле- и киноиндустрии, продюсировал независимое кино. – Прим. переводчика], пока "Убить Шекспира" была лишь идеей. Рад, что остановился на ней?





Энтони с читательницей на Комик-коне, Лондон
(фото с сайта killshakespeare.com)

– Абсолютно. Обычно Шекспира рассматривают как нечто весьма высоколобое, что прискорбно, а книги комиксов воспринимают как что-то низкопробное. Я подумал, что это поэтично – позволить им встретиться на полпути, скрестить высокое с низким. Шекспир написал свои пьесы для того, чтобы их играли, а не чтобы читали, а меж тем во множестве классов по всему миру практика такова, что учитель или кто-то из учеников читает их вам вслух. В сфере книжек комиксов мы можем оживить все, что угодно, и даже больше, чем в ряде случаев мог сам Шекспир. Гамлет в пьесе встречает пиратов – это случается за сценой, но вы слышите об этом. В самом первом выпуске "Убить Шекспира" вы фактически видите это великое сражение с пиратами. Этого не сделать на сцене. Мы написали "Убить Шекспира", у нас есть "Шерлок Холмс против Гарри Гудини" – я влюбился в эту сферу, и могу себя представить пишущим комиксы и через 30 лет.

– О ком из персонажей тебе нравится писать больше всего?
– Когда мы только начинали, моим любимым персонажем был Яго, потому что он такой очаровательный злодей, и всегда на три-четыре шага опережает всех остальных. Дошло почти до того, что он, казалось, был на шаг-другой впереди нас с Конором. Со временем и по мере того, как проект распространялся на другие формы медиа, моим любимцем стал Гамлет. Теперь я ищу Гамлета во всем, что смотрю и воспринимаю. В результате того, как именно мы его подали в сценарии телеверсии, которую как раз сейчас монтируем, писать про него стало еще более забавным, и я думаю, что... Не то, чтобы я мог со всей точностью ухватить, кто он таков, но я чувствую, что стал понимать лучше, кто таков Гамлет и что может происходить с этим персонажем.

– А что это за планы на ТВ?
– Цель телесериала "Убить Шекспира" – это объединение мрачного мира фэнтези "Игры престолов" с остроумием и знаниями, заложенными во "Влюбленном Шекспире". "Игра престолов" добилась огромнейшего успеха по всему миру и открыла многим людям глаза на мощь фэнтези. Мы думаем, что если "Убить Шекспира" попадет на телевидение, то оно может сделать то же самое для Шекспира.

Обложка комикса
– Если не считать вашу собственную, то какая у тебя любимая адаптация "Гамлета" или любой другой пьесы?
– О. Хороший вопрос. Я немного отклонюсь от традиционного пути, но мне нравится – это не прямая адаптация, но я большой поклонник "Влюбленного Шекспира". Просто потому, что это был способ сделать Шекспира доступным, интересным и актуальным. Я еще разок сжульничаю, потому что я канадец, и я должен прорекламировать "Плащи и стрелы" ["Slings and Arrows" – канадский сериал по Шекспиру. – Прим. переводчика].

– Обожаю "Плащи и стрелы".
– Читателям, которые еще не смотрели его, весьма рекомендую. Что же касается прямых адаптаций – вновь потому, что это делает Шекспира актуальным для всего нынешнего поколения, – назову "Ромео +Джульетту" База Лурмана. Я знаю, что у фильма есть свои фанаты и свои хулители. Мне нравится, как Баз выкладывается, и кухонный натурализм во всем, что он делает. Это та адаптация, которая меня радует больше всех других кино-, ТВ и прочих версий, я смотрю и пересматриваю её чаще других.

– Как ты думаешь, что делает шекспировских персонажей такими универсальными?
– Шекспир был законченным гуманистом. Он понимал человечество в целом и каждую отдельную личность лучше, чем кто-либо и когда-либо.

Тот момент, когда Шекспир вошел в мою жизнь, произошел, когда я впервые прочел его пьесу в школе. Это был "Венецианский купец". Шейлок, персонаж, который не обязательно должен мне нравиться, но моему сердцу это близко, – выдает этот монолог "Да разве у жида нет глаз?", который заставляет вас всех испытывать к нему симпатию. А в следующую минуту он хочет заполучить свой "фунт плоти". И так из вызывающей симпатию жертвы он вновь превращается в негодяя.

Я нахожу абсолютно очаровательным, что в течение минуты вы можете увидеть все противоположные грани – добра и зла – в одном персонаже.

Думаю, что вот потому-то его персонажи выдерживают испытание временем и возвращаются к нам снова и снова.

– То есть твоё первое впечатление о Шекспире было позитивным?
– И да, и нет. У меня была ужасная учительница, которая занимала совершенно не своё место. И весь класс был абсолютно непослушный. Мы учились в Канаде, и Шекспир не особо волновал нас – так что первый опыт был неудачным. Но масс-медиа и люди в целом говорили мне, что Шекспир – это самые сливки вымышленных историй, и я подумал, что тому должны быть причины. Так что если я не узнаю этого от учительницы, то пойду и попробую разобраться самостоятельно. И вот тогда я начал заниматься самообразованием, разыскал и прочел больше о "Венецианском купце" и Шейлоке.

– Вы только что выпустили настольную игру "Убить Шекспира", работаете над идеями для ТВ. Что дальше?
– В придачу к телевидению я бы хотел сделать видео-игру. Есть несколько по-настоящему очаровательных историй для рассказа в этом формате. Думаю, это называется "сюжетные игры", это не шутер от первого лица, это что-то более связанное с повествованием и созданием персонажей. Я был бы в восторге, если бы удалось погрузить игроков в мир, в котором вы выступаете от лица кого-нибудь из шекспировских героев и должны взаимодействовать с другими. Во время ранних мозговых штурмов обсуждалось, что комикс "Убить Шекспира" может стать видео-игрой, так что я хотел бы к этому вернуться и представить Шекспира всему современному поколению через эту сферу.

– Я бы в такую поиграла.
– Я знаю! Множество поклонников Шекспира – даже таких, которые обычно не играют в видео-игры, сказали бы: "Погоди-ка, что? Я могу поиграть за Гамлета? Это же чудесно!" – и они бы погрузились в игру с головой. А еще я хочу игрушечные фигурки. Фигурки "Убить Шекспира". Потому что неужели фаны Шекспира не хотят, чтобы у них на столе стояли фигурки Гамлета, Отелло или Пака?

– Точно! Так значит, "нам нет преград..."?
– Нам нет преград, дорогуша.
Автор текста: Брук Томас
Перевод Катерины Малининой 


(Это интервью впервые опубликовано в Shakespeare Magazine №06, 2015. Оригинал - здесь)


1 комментарий:

  1. "Шекспир был законченным гуманистом. Он понимал человечество в целом и каждую отдельную личность лучше, чем кто-либо и когда-либо."
    Вот так коротко и просто! И нечего добавить, тут все!

    ОтветитьУдалить

Еще интересно: