вторник, 4 августа 2015 г.

Э.Б.Тареева. Немного о Гамлете. Реплики

Любопытные заметки в трех частях о "Гамлете" Энгелины Борисовны Тареевой, филолога, литературоведа, журналиста и переводчика. Как обычно, мнение редакции может не  всегда совпадать с мнением автора, но мы все интересное тащим в берлогу )) Как вам? Хочется с чем-то поспорить? Велкам в комментарии.

Оригинальный пост: http://tareeva.livejournal.com/140405.html





Немного о Гамлете. Реплики.


2 октября, 2014

Дорогие френды! Очень хочется хоть ненадолго забыть наши невзгоды и пожить, как нормальные люди живут. А в нормальном мире у нормальных людей этот год – юбилей Шекспира. 450 лет со дня рождения! 

Через четыреста с лишним лет после первого спектакля пьесы Шекспира идут в десятках тысяч театров по всему миру, переведены на десятки языков. А для меня юбилей Шекспира - это и профессиональный праздник, и личный, и семейный. По образованию я литературовед, в свое время пыталась писать для журнала «Театр», диплом у меня был по драматургии. Муж мой учился в ГИТИСе на актерском отделении и поэтому разговоры о том, как нужно играть ту или иную шекспировскую роль, велись у нас дома постоянно. И еще мы любили придумывать, как бы мы поставили какую-нибудь шекспировскую пьесу, и кому бы из отечественных актеров какую роль дали бы. Занимаясь этим мы постоянно спорили, а иногда доходило и до ссор. Фраза Кина: «Ну, старая кляча, пойдем ломать своего Шекспира» у нас дома использовалась постоянно по разным поводам.

Существует точка зрения, даже целая теория, что пьесы Шекспира написал не Шекспир. Этой точки зрения, насколько я понимаю, придерживается и наша Алла Демидова. Но я не отношусь к сторонникам этой теории, доводы сторонников мне не кажутся убедительными.

Один из доводов: Шекспир был недостаточно образован, чтобы написать эти пьесы, он окончил всего лишь грамматическую школу. Грамматическая школа была неплохим учебным заведением, а для того, чтобы быть образованным человеком, вовсе необязательно что-либо кончать. У Горького не было никакого диплома, это не помешало ему стать известным писателем и драматургом в частности. Шекспир был гений, а это совершенно особое явление. О природе гениальности, в частности о природе художнического дара, мы уже говорили, не стану повторяться.

Еще один довод: Шекспир никуда не выезжал из Англии, а действие его пьес происходит в Италии и Дании. Место действия пьес Шекспира – условное. Кстати, у Шекспира Верона находится на берегу моря, значит автор пьесы в Италии не бывал.

И есть еще довод: Шекспир в своем завещании не упомянул рукописи пьес. Шекспир был членом труппы театра, его совладельцем, писал для этого театра и, вероятно, его пьесы были собственностью тетра. И мы вообще не знаем, как в то время обстояло с авторским правом. Впрочем, я не собиралась обсуждать вопросы авторства пьес Шекспира, это написалось случайно.

То, что Шекспир был гей, мне кажется естественным и почти неизбежным. В его время женщин на сцене изображали мужчины. Значит роли Офелии, Джульетты, Дездемоны, Корделии и пр. он писал не для женщин, а для юношей. И как же ему было не влюбиться в собственное создание. Пигмалион сидит в каждом художнике. Если не геем, то уж бисексуалом Шекспир уж точно должен был быть. Я иногда думаю, когда в театре мужчины изображали женщин, то какими же мужественными должны были быть мужчины, которые изображали мужчин. Представляете, если Джульетту играет юноша, то каким мужчиной должен быть Ромео, чтобы от нее отличаться?

К трагедии Шекспира «Гамлет» у меня особое отношение, оно сложилось в конце 4-го курса университета, когда у нас была педагогическая практика в школе. Почти за месяц до начала практики я пришла в школу и спросила у преподавательницы, у которой я должна была проходить практику, какую тему уроков она хочет мне дать. Она сказала, что Министерство образования рекомендовало включить в курс литературы в старших классах два произведения зарубежной классики – «Гамлета» Шекспира и «Фауста» Гёте. Сама она не знает, как подступиться к этим темам, также как и другие преподаватели русской литературы, и потому рекомендацией Министерства обычно пренебрегают. А мне ведь все равно, какую брать тему, у меня и по русской литературе наработок никаких нет, все начинать сначала. Словом, если я возьму одно из зарубежных произведений, она будет рада, и будет считать, что ее ученикам повезло. 

Я выбрала «Гамлета». И почти месяц просидела в Ленинке от открытия до закрытия, готовясь к уроку. Перечитала гору литературы, вбурилась в тему, обнаружила много интересного и неожиданного. У меня есть своя концепция «Гамлета», но я ее здесь излагать не стану. Тему я разделила на 3 урока, и провела про 3 урока в двух девятых классах. На уроках, кроме учительницы литературы, которая должна была поставить мне зачет по практике, сидели еще учительница химии и учительница географии. Пришли просто потому, что им хотелось послушать про «Гамлета». Получилось что-то вроде открытого урока. Уроки прошли хорошо. Я боялась, что мне не хватит времени, но времени хватило. На третьем уроке я только спрашивала у учеников пройденный материал и в оставшееся время решила прочесть сцены из пьесы. 

Читать по ролям с учениками, как часто делают в школе, я не могла, потому что учеников не знала и поэтому все прочла сама. Сыграть сложные образы и без подготовки мне было невозможно, и поэтому в каждом образе я играла только одну доминирующую черту характера: в Офелии – чистоту и невинность, в королеве – женственность, а в Гамлете я ничего не играла, Гамлет – это была я сама. Когда я кончила читать, зазвенел звонок. Учителя спрашивали у меня, как я могла так точно рассчитать время. А я ничего не рассчитывала, боялась, что звонок прервет меня на полуслове, мне просто повезло. Поразили меня ребята. Все прочли пьесу и, как мне показалось, поняли ее, во всем разобрались. Отвечали прекрасно, и я ставила сплошные пятёрки.

Короче, с тех пор я интересуюсь «Гамлетом» и смотрю всех «Гамлетов», которых удается посмотреть. В связи с юбилеем Шекспира на канале «Культура» показали трех Гамлетов: Лоуренса Оливье, Иннокентия Смоктуновского и Мэла Гибсона. К моей концепции ближе Мэл Гибсон. Смоктуновский свою роль в фильме Козинцева не считал удачей и я готова с ним согласиться. В шутку он объяснял свою неудачу тем, что весь съемочный период до самого конца они с Козинцевым были на «вы». А когда режиссер и актер на «вы», ничего хорошего не получается.



Я видела спектакль «Гамлет» в постановке какого-то белорусского театра по телевизору. Я включила не сначала и поэтому не знаю, какой именно театр, кто режиссер и кто играл Гамлета. Спектакль мне понравился, и Гамлет тоже. Он был не бархатный принц, а большой полноватый блондин, немного увалень. Мне кажется, Шекспир представлял его себе именно таким. Гамлету говорят: «ты тучен, ты задохся». Белорусскому Гамлету можно было это сказать. 

В спектакле белорусского театра мне понравилось еще кое-что. В «Гамлете» я очень люблю все сцены с актерами. Мне кажется, Шекспиру они тоже были важны, ведь актеры, театр – это он сам и его друзья. Но обычно в спектаклях эти сцены – проходные, режиссеры не уделяют им особого внимания. Белорусский режиссер оказался моим единомышленником. Он поставил эти сцены блестяще, интересно, было много находок и прямо таки открытий. Получилось что-то вроде вставной новеллы, спектакля в спектакле. Попробую описать одну из этих сцен, ту, где Гамлет просит главного актера включить в их представление написанный им текст. На сцене стена, ограждающая территорию замка. В этой толстой стене, арка. Под аркой стоит длинный стол, за столом обедают актеры. Гамлет подходит к главному актеру, сидящему у торца стола, произносит свою просьбу, и при этом достает из обшлага рукава листы бумаги и протягивает их актёру. Актер ставит на стол кружку, прекращает есть и с выражением тревоги и неудовольствия на лице разворачивает листы. Читает, лицо его проясняется, и он соглашается с радостью. Во время диалога Гамлета с главным актером остальные актеры также прекращают есть и пить, и с тревогой смотрят на разговаривающих. Увидев что их главный доволен, они спокойно продолжают обедать. 

Мы увидели, что актерам – людям, принадлежащим вроде бы к крайним социальным низам, к которым все относятся без особого уважения, оказывается не все равно, что представлять, какой текст читать со сцены. Они свободные художники и этой свободой дорожат. Хотят играть то, что сами выбрали, а не то, что им навязывают, не хотят выполнять «социальный заказ». В советское время при цензуре, когда спектакли запрещались, а фильмы не выпускали на экраны и клали на полку, эта тема хорошо улавливалась и воспринималась залом. Этой темы не было у Шекспира, ее ввел белорусский режиссер, не добавив при этом ни одного своего слова. Пьеса этому не сопротивлялась. Таков Шекспир, его пьесы - это канва, по которой можно вышить разные узоры. Слова Ю.М.Лотмана «произведение искусства генерирует информацию» к Шекспиру относятся в полной мере.

Весь этот разговор о Гамлете я начала только для того, чтобы поговорить о любви Гамлета к Офелии.

Продолжение  


Оригинальный пост: http://tareeva.livejournal.com/140592.html

11 октября, 2014 

Я стала писать о Гамлете для того, чтобы поговорить об отношении Гамлета к Офелии, но в прошлом посте до этого так и не дошла. Сегодня с этого начнем.

Гамлет говорит, что он любит Офелию «как сорок тысяч братьев любить не могут». И, вероятно, он говорит правду, зачем бы он стал врать. Ни один из Гамлетов ни в одном спектакле или фильме, которые я видела, почему-то не играет этой любви. Слова: «Офелия, иди в монастырь» все виденные мною Гамлеты произносят с такой интонацией, будто говорят: «Офелия, иди вон». И Лоуренс Оливье так говорит.

А между тем в трагедии Шекспира «Гамлет» рассказана и история любви, прелестная, возвышенная, изящная, тонкая. Гамлет любит Офелию, и он не мог ее не полюбить. Принц возвращается в Данию из Гейдельберга, где учился в университете. Из университетской среды, где думали, говорили и писали о науке, о важном и высоком, об устройстве мира и проблемах человечества, он попадает в атмосферу королевского двора, которая везде и всегда нечистая, а тогда в Дании в особенности. Король Клавдий – убийца, мать Гамлета королева Гертруда ослеплена чувственным влечением к злодею и ничего не замечает. Тут еще неумный царедворец Полоний, примитивный Лаэрт… И среди всего этого Офелия - чистая, невинная и прелестная. О ней можно сказать словами поэта «Чистейшей прелести чистейший образец». Когда Гамлет уезжал из Дании, она была ребенком и он ее не замечал, а вернувшись, увидел юную девушку, настолько прекрасную, что ее нельзя было не заметить. Он полюбил ее и сразу за нее испугался. Как сохранить эту чистоту незапятнанной среди окружающей скверны? Как сделать, чтобы этот тонкий луч света не загасила и не поглотила тьма? Он не знал, как защитить ее, куда спрятать, и отсюда разговор о монастыре.

Весь этот ужас с Призраком, рассказавшим о страшном преступлении, свалился на Гамлета влюбленного. И если бы не любовь в его сердце, он, возможно, повел бы себя иначе, сразу поверил бы Призраку и бросился мстить. Любовь как-то умерила жажду мести и убийства. И у Гамлета возникли сомнения: был ли Призрак действительно его отцом, и было ли правдой то, что он сказал? Возможно, он явился из инфернальных сфер чтобы соблазнить Гамлета, воспользовавшись его горем, заставить его совершить смертный грех убийства. Ведь цель Сатаны именно такова. Гамлет побоялся покарать невиновного и стал искать доказательства. Собственно, вся пьеса это поиски доказательств, расследование, детектив. Принято считать, что Гамлет - рефлексирующий интеллигент, и с этим связана его нерешительность. Я это воспринимаю иначе. Часто противопоставляют колеблющегося Гамлета и решительного Лаэрта. Но у Лаэрта не было сомнений в том, кто убийца его отца, Гамлет убил Полония буквально у всех на глазах. С убийством отца Гамлета было иначе. Советские литературоведы любили противопоставлять Лаэрта Гамлету, рассматривая первого как человека Средневековья, а второго как человека Возрождения. Но мне кажется, социально-исторические причины здесь не при чем, так же как интеллигентская рефлексия. Все проще. У Гамлета не было уверенности в виновности Клавдия, и, главное, Гамлет был влюблен. А влюбленность – это особое состояние. Блок писал, что «только влюбленный имеет право на звание человека». С этим, конечно, можно спорить, но несомненно, что влюбленность проявляет все лучшее в человеке.

Влюбленность плохо сочетается с мстительностью, с убийством. Если бы режиссеры ставили эту любовь, а актеры бы ее играли, то пьеса стала бы и сложнее и, в то же время, понятнее. Эта краска изменила бы палитру, все осветилось бы другим светом, не было бы так однотонно, мрачно и так определенно. Словом, я хочу сказать, что если в пьесе есть любовь, то она не может быть между прочим, сбоку-припеку. Она должна быть механизмом, движущим действием, во многом определять сюжет.

Впрочем, я не могу утверждать, что любовь Гамлета к Офелии нигде не ставили и не играли. Я ведь не видела всех спектаклей и фильмов. Как-то по телевизору в большом театральном обозрении показали нарезку из многих спектаклей, шедших в то время на сценах театров в разных странах. В этой нарезке был кусочек из спектакля «Гамлет», поставленного в каком-то израильском театре. Это была сцена Гамлета и Офелии. Так вот, израильский Гамлет любил Офелию. Разговаривая, Офелия шла по сцене, а Гамлет шел за ней, стараясь ставить ноги точно в ее следы, как бы любуясь ее походкой, изучая ее. Он был опьянен любовью, терял голову и смеялся счастливым смехом. И она смеялась. Они были счастливы просто оттого, что видят друг друга, слышат голос. Если бы я была режиссером и ставила трагедию Шекспира «Гамлет», то любовная линия была бы у меня если не самой главной и определяющей, то, во всяком случае, не менее важной, чем детективная линия и пр.

Я обозначила жанр этого поста как «Реплики». Значит, в нем может не быть ни складу, ни ладу.

Если говорить о «Гамлете» и России, то я хочу вам напомнить, что императора Павла I называли «Русский Гамлет». Его так называли не в России, а в Европе. В их биографиях было много схожего. Мать Павла убила его отца и правила вместе с убийцами. Павлу являлся призрак, правда не отца, а прадедушки – Петра I. Этот призрак сказал: «Бедный, бедный Павел», о чем Павел рассказывал. Мать держала Павла вдали от своего двора и в каких бы роскошных условиях он ни жил, его всегда тщательно охраняли, и это было похоже на домашний арест. Мать его не любила. Она вообще никого не любила, кроме дюжих мужиков, которые неутомимо служили утолению ее неутолимой похоти.

Обе жены Павла, мне кажется, по своим человеческим качествам были похожи на Офелию, и он их обеих любил. Взойдя на престол, он не стал мстить убийцам своего отца. Алексею Орлову он поручил нести императорскую корону за гробом Петра III, когда перезахоранивал своего отца, это и была вся его месть. Как Гамлет, Павел умер насильственной смертью и к этой смерти имели отношение кровные родственники. В случае Гамлета это был родной дядя, у Павла – родной сын. Гамлет прикидывался безумным из тактических соображений и в интересах своего расследования, Павел, похоже, был безумным реально. Во всяком случае, и там и здесь тема безумия присутствует.

Еще одна реплика. Перевод Пастернака мне не кажется безупречным. В частности, мне не нравится, как он перевел последние слова Гамлета. Обычно их переводят «дальше тишина». Пастернак, как переводчик, вообще оказался в трудном положении. У него было много предшественников и ему нельзя было в точности повторять их перевод, даже те места, где перевод был удачным и точным. Вероятно, поэтому он перевел последние слова Гамлета «дальнейшее молчание». Это не просто звучит хуже, чем «дальше тишина», но и не верно по смыслу.

Мне и перевод «Ромео и Джульетты» не понравился. Как-то не очень давно, лет семь назад, я купила его, это была отдельная небольшая книжечка, которую было удобно держать в руках. Я купила ее для того, чтобы повозиться с пьесой, и, верно вам это покажется смешным, попробовать сыграть и Ромео и Джульетту. Обычно я это делаю перед зеркалом, но 7 лет назад смотреться в зеркало мне было уже невозможно, и оставался только голос. И тут оказалось, что текст Пастернака неудобопроизносим. Невозможно естественно произнести эти слова. Так не говорят. Так совпало, что я в эти дни в Сахаровском центре познакомилась с интересным человеком, и он что-то сказал о Пастернаке, как мне показалось, без достаточного уважения. Я бросилась Пастернака защищать, а он спросил, знакома ли я с переводом «Ромео и Джульетты», и если знакома, то нравится ли он мне. Ответ он прочел на моем лице и сказал: «Вот видите, а Вы и слова сомнения не позволяете высказать».

Говорить о «Гамлете», спектаклях, режиссерах, актерах, переводах можно бесконечно, поэтому я прервусь на полуслове.

В связи с Гамлетом


Оригинальный пост: http://tareeva.livejournal.com/140952.html

18 октября, 2014

Я не собиралась возвращаться к теме Шекспира, но очень хочется поговорить о Розенкранце и Гильденстерне и еще кое о чем, имеющим отношение в частности к ним.

Розенкранц и Гильденстерн - школьные товарищи Гамлета. Мать и дядя Гамлета пригласили их в замок Эльсинор. Мать сделала это потому, что тревожилась за здоровье сына, который, потеряв отца, от горя впал в душевное расстройство, и королева Гертруда думала, что общество школьных товарищей будет полезно Гамлету. Клавдий же надеялся, что общение товарищей с Гамлетом поможет ему разобраться в природе болезни Гамлета и в его намерениях. Розенкранц и Гильденстерн не могли отказаться от приглашения, не откликнуться на просьбу обеспокоенных родителей о помощи, потому что к этому обязывала их школьная дружба, а, возможно, они и любили своего школьного товарища. Гамлет мог бы посвятить школьных друзей в свою тайну, рассказать им о ситуации в Эльсиноре, и они стали бы его союзниками, могли бы быть ему очень полезны. Но Гамлет почему-то не сделал этого. Возможно, он боялся, что разговор о призраке его друзья воспримут как бред безумца, ведь он сам сказался таковым. Не стану пересказывать сюжет, который всем известен, но результатом миссии Розенкранца и Гильденстерна стало то, что Гамлет фактически их убил.

Гамлет не решался убить Клавдия, не получив доказательств его виновности. Улики все были косвенные, и он все колебался. А своих школьных товарищей, уж точно ни в чем перед ним не виноватых, он спокойно, хладнокровно и ничуть не колеблясь, обрек на смерть. Почему он это сделал - непонятно. Нельзя сказать с уверенностью, что у него было безвыходное положение – либо он, либо они. Да и в этом случае выбор не столь очевиден, да и письмо можно было подделать как-нибудь иначе. Но Шекспир решил так. Розенкранца и Гильденстерна как живых людей в пьесе вообще нет. Это просто обстоятельство, движущее сюжет. Но ведь это живые люди, школьные товарищи Гамлета, которые действовали из чувства дружбы к нему. С детства, с первого прочтения «Гамлета», мне их было ужасно жалко, я все думала - кто они, какие они…

В этой трагедии все погибают, но все за дело и по причине, а эти бедняги вообще ни за что и без причины. Воистину попали как кур в ощип.

Возможно, движимый чувством, похожим на мою жалость, Том Стоппард написал пьесу о Розенкранце и Гильденстерне, а потом сам снял по ней фильм «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Этот фильм даже получил какую-то премию на международном кинофестивале, помнится «Золотого льва» в Венеции.

Я посмотрела этот фильм, его показали по телевизору года 3 назад, я тогда еще хорошо видела. Фильм мне понравился, в нем есть и какой-то философский смысл. Этот поступок Стоппарда как-то укладывается в рамки постмодернизма. Я вообще к постмодернизму отношусь плохо, много писала об этом в ЖЖ. Мне не нравятся дикарские пляски на костях священных коров мировой культуры. Мне неприятно, когда великие классические произведения выворачивают наизнанку и показывают их нам шиворот-навыворот в непотребном виде. Но то, что сделал Стоппард, некое художественное исследование вокруг классического произведения, мне показалось интересным.

Впрочем, это не единственный и не первый такой случай в литературе и кинематографе. Нечто похожее произошло с романом Шарлотты Бронте «Джейн Эйр».

В 1966 году Джин Рис написала роман о юности и судьбе жены сэра Эдварда Рочестера, владельца замка Торнфилд, куда Джейн Эйр приехала в качестве гувернантки. Этот роман был экранизирован, как минимум 2 раза, один раз в Австралии, другой раз в Великобритании. По-русски фильмы назывались один «Безбрежное Саргассово море», а второй «Широкое Саргассово море». Есть также современная опера на эту тему.

Из романа Шарлоты Бронте мы знаем, что у сэра Рочестера безумная жена, и что женился он на ней где-то в колониях. Кто она, почему он на ней женился, почему она сошла с ума, мы не очень понимаем. В романе безумная жена – это просто обстоятельство в жизни сэра Рочестера. Роковое обстоятельство, отрицательно влияющее на его жизнь. В вышеназванных произведениях об этой несчастной женщине сюжеты несколько разнятся. Но я изложу некую среднюю версию.

В колониях, на одном из островов, проживает английская семья - супруги и их дочь. Девочка живет на воле, не знает ничего о светских правилах, этикете и учебой ее не насилуют. Она - совершеннейшее дитя природы. И общается она со своими ровесниками, коренными жителями острова, такими же чистыми детьми природы. Если верить Жан Жаку Руссо, они должны быть идеальными людьми. Но девочка растет, и родители начинают тревожиться о ее будущем. Они - единственная английская семья на острове, а девочку нужно выдать замуж. Но здесь на остров по каким-то делам приезжает английский джентльмен, аристократ, сэр Эдвард Рочестер. Он знакомится с прелестной девушкой, ее родителями, и делает девушке предложение. Но поступает он так не столько потому, что ему нравится девушка, сколько потому, что за ней дают огромное приданое. Он увозит девушку с Англию. 

В Англии холодно, туман и постоянные дожди. Солнца почти не бывает. А прежде за всю жизнь девушка никогда не видела пасмурного неба без солнца, капли холодного дождя никогда не касались ее кожи. И жить ей пришлось в замке с толстыми серыми стенами, маленькими окнами и огромным количеством темных комнат непонятного назначения. А на острове ее дом был полон воздуха и пронизан солнечными лучами. Привыкнуть, акклиматизироваться ей очень трудно, а тут еще оказалось, что сэр Рочестер абсолютно чуждый и непонятный ей человек. Между ними нет ничего общего, им разное нравится и не нравится, они разное любят и не любят. Говорить им не о чем. И сэр Рочестер не делает ничего, чтобы навести мосты через разделяющую их пропасть. Он осознает, что не любит ее, но его это ничуть не тревожит. Он просто забывает о ее существовании, и живет своей жизнью, какой жил до женитьбы. Одинокая, нелюбимая, обреченная жить на чужбине девушка теряет рассудок. К тому же, у нее плохая наследственность, ее мать была безумна. Но в ее обстоятельствах мог бы сойти с ума и человек самой безупречной наследственности. Создатели произведений о судьбе жены сера Рочестера – все на стороне жены и выдвигают серьёзные обвинения против мужа, в то время как Шарлота Бронте считает его правым, считает его просто жертвой роковых обстоятельств, сочувствует ему и любит его, также как её героиня Джейн Эйр. Не странно ли это? Особенно, если учесть, что роман писался в годы, когда женщины уже вели свою отчаянную борьбу за равноправие.

Я и сама иногда развлекаюсь тем, что придумываю биографии и характеры эпизодических персонажей известных произведений, которым авторы этих произведений не уделили внимания. Они ввели их в свои произведения не как носителей характера, не как человеческий тип, а как обстоятельство, движущее действие. Станиславский когда-то требовал, чтобы актер, вся роль которого заключается в том, что он проходит по сцене, озираясь по сторонам, знал бы, что собой представляет его герой, кто его родители, откуда и куда он идет. И, когда начинаешь это выяснять, то вдруг главные герои предстают в некоем другом свете, вдруг оказывается, что Гамлет, и сэр Эдвард Рочестер, такие хорошие и любимые автором и всеми нами, не столь уж абсолютно положительные. Гамлет загубил своих школьных товарищей, ни в чем не повинных, сэр Рочестер тоже погубил жизнь прелестной молодой девушки, хорошего светлого человека, и сделал это просто по небрежности, из эгоизма, если не из-за чего-то похуже.

1 комментарий:

  1. Интересно) Автор поста Розенкранца и Гильденстерна читает с полным доверием к их словам; в постановках их, наоборот, показывают обычно лгунами, выслуживающимися перед королём и вообще пренеприятными личностями - так успешно, что в итоге для меня стабильно остаётся вопросом, так почему Гамлет вообще с ними дружил и что у них было общего? Дорановский спектакль здесь тоже не исключение.

    ОтветитьУдалить

Еще интересно: