воскресенье, 20 сентября 2015 г.

Два Гамлета: Бенедикт Камбербэтч и Дэвид Теннант

Не удержались, и поперли два свежих поста про Гамлетов одного автора. Один - рецензия на виденный живой спектакль с Бенедиктом Камбербэтчем. Второй - рецензия на дорановского "Гамлета" с Дэвидом Теннантом. Просто захотелось поставить их рядом, хотя все, наверное, уже все прочитали )) Многабукафф.





Тот самый Гамлет


Оригинальный пост: http://nel6.livejournal.com/316858.html
Автор: nel6


Наверное, каждый, кто собирается или уже собрался писать про этот спектакль, почувствует необходимость начать с простого факта: это очень нашумевший спектакль. Нашумевший настолько, что порой забывалось само действо - а чего, собственно, ждем. Ваша покорная гнусь не избежала этого мельтешения - а как иначе было на него попасть? Билеты покупались за год, в диком угаре, в итальянском отеле с ужасным вайфаем, и по принципу - что дали, то и бери, потому что будет хуже. Дикие нервы, некий скандал из-за того, что народ таки нашел лазейку в системе и начал покупать билеты раньше положенного срока, переписка с Барбиканом на десять страниц и на сто - с обиженными и оскорбленными честностью такого явления как стукачество (коего не было, но какая разница), и еще сто с теми, кто билеты нечестно скоммуниздить не сумел и поэтому всячески поддержал честность такого явления как стукачество (коего не было, но вы уже поняли), ну и с теми воистину честными людьми, которые до стукачества не опускались, но билеты скоммуниздить не пытались и просто тихо негодовали. 

Ах, какой это был веселый, веселый отпуск! Но вот манна небесная - скоммунизженные билеты благополучно возвернуты в лоно Барбикана, Барбикан выдохнул, народ тоже, в день Х все желающие без всяких проблем купили все, что хотели, а перспектива увидеть вживую мистера Камбербэтча-тогда-еще-не-Хантера из смутной мечты внезапно превратилась в натуральную такую реальность за 62.50 фунта за билет. Год, как я уже сказала, очень большой срок. Состав тех, кто должен был пойти со мной в театр, сменился раза три. С каждым разом я все больше осознавала, что лично Я там быть должна, хоть сдохни, чисто из принципа. И вот все жизненные планы подбиваются под эту поездку, причем в какой-то момент цель самой поездки мною была напрочь позабыта и всплыла в моем мозгу где-то за неделю до свидания с прекрасным, и наконец первое число, 7:20 pm, выдохни, детка, перед тобой метрах в пяти сидит совершенно живой, очень красивый, очень молодой очень мужчина Бенедикт Камбербэтч-уже-Хантер и слушает твою любимую песню. Минут десять на осознание, еще десять на охерение, еще десять на то, о чем неприлично говорить в приличном обществе, а вот теперь... а вот теперь давайте поговорим о Гамлете, что ли.

Мне забавно читать рецензии, так же как и пока что крайне скудные отписки познавших счастье фанатов. Ибо со стороны, если спектакль не смотреть, создается впечатление, будто там что-то Такое Нечто, что это то ли гениально, то ли отвратительно. И даже называют это страшным словом авангард. И прямо таки новым прочтением пьесы. И чуть ли такого Гамлета никто никогда не видел (это уже пиарщики постарались). В общем, пугают как могут, зомбируют тоже. А на деле? А на деле никакой это не авангард, даже близко. И никакое это не новое прочтение пьесы, уж простите. И Гамлета мы такого видели уже много раз, тут разве что смесь. И никакое это не Такое Нечто - просто очередная относительно крепкая постановка Гамлета. Ударение на "относительно". И всего-то. Но обо всем по пунктам.

Сцена оформлена действительно очень красиво и мозговывенуто, без всяких сомнений. Трагедия в том, что ее не видно. В первый раз, когда я сидела в пяти метрах от Бенедикта в начале пьесы, во втором ряду партера справа, я видела, как потом оказалось, процентов сорок от всего действа. То есть, пока актеры ходили перед моим носом, было все супер, но как только они смещались куда-то в сторону, и особенно уходили в глубину сцены, мне ничего не было видно. К тому же, режиссер почему-то не посчитала нужным пояснить некоторым своим актерам такое простое правило как постоянное движение на сцене - несколько раз за спектакль эти люди вставали прямо передо мной спиной и стояли там по пять минут. Вполне себе впереди сцены. Спиной. Не двигаясь. И закрывая мне нафиг все. Я так и не поняла этой гениальной мысли - почему нельзя было встать чуть глубже, если тебе так решительно нечего делать? Так что крутой партер в итоге имел кучу минусов. 

Второй раз я сидела уже слева в первом ярусе (потому что я кретин, и перепутал партер с галереей, когда делал заказ). Сначала я дико расстроилась, что не увижу более вблизи светлое лицо прекрасного принца, но в процессе поняла, что на сей раз мне повезло, как раз таки, потому что я смогла увидеть практически всю сцену аж до самой ее бескрайней глубины. Правда, в этот раз я не видела балкон, а поскольку на балконе много чего происходило, частенько спектакль для меня из визуального превращался в аудиальный. Я не знаю, ГДЕ режиссер предполагала сидеть зрителю. Было ли такое место, с которого было видно все - и сцену, и проход в глубину, и лица актеров, и пресловутый балкон. Возможно, такие места существуют. Но мои два выстрела промазали. И тут невольно задаешься вопросом, а не лучше ли быть проще? Ну да ладно, это можно было перетерпеть.

Я не могу угадать, что критики называют авангардом и новым прочтением, но подозреваю, что дело в декорациях и общем налете Второй Мировой. Действительно, постановка определила пьесу в очень конкретный исторический отрезок, проводя нарочито навязчивую аллегорию. Ничего нового в этом нет - не знаю, как с Гамлетом, но с Макбетом и Лиром как минимум это уже проделывали. Подозреваю, что еще и с Кориоланом. Лично мне такая нарочитая конкретизация не сильно нравится, Гамлет все-таки вещь куда более философская и абстрактная, но опять-таки ради бога, постановка имеет право быть такой, какой ее видит режиссер. Да и потом, Фортинбрас в нацистском плаще был эпичен донельзя, просто таки натуральный хайлайт постановки, так что оно того стоило.

С текстом постановщик обошлась крайне щедяще, я бы даже сказала, чрезмерно. Второй акт катастрофически провисал во всех возможных и невозможных местах просто потому, что она не решилась вырезать больше текста. Я понимаю сакральность текста, как и сакральность права режиссера делать свой выбор, но лично меня сильно утомили совершенно ненужные сцены, типа мытарств с письмами или же излишне затянутый конец. Я тут, типа, даже с Шекспиром несогласна, но таки да - я не согласна. Последняя фраза Гамлета - "Я умираю. И тишина." - настолько гениальна, что грех после этого другим персонажам открывать рот. Конец был бы блестящ, если бы все закончилось на появляющемся из тьмы Фортинбрасе в его плаще и безмолвно замирающем при виде трупов. И все понятно - и что ему теперь все сливки, и что ему оно уже не так в кайф, и что трагедия случилась, но жизнь идет дальше, - все, все понятно, зритель же не идиот. Но нет, мы еще несколько минут сидим и внимаем непонятно чему. Может, в этом авангард, я не знаю. 

Затянутость текста в итоге привела к другой беде - надо же было впихнуть все это в какие-то относительно адекватные временные рамки. Поэтому актеры свой текст в большинстве случаев тараторят со скоростью пулемета, делая акценты в пять раз реже, чем того заслуживает Шекспир, а пауз между сценами нет вовсе. Лично мне это сильно мешало, мне все хотелось, чтобы они перестали гнать эту гонку и наконец-то дали вкусить текст, его глубину, его красоту, его поэтичность, его философию, его юмор, в конце концов. Но какой там юмор, когда Полонию на его классически безумно смешную сцену с советами своему сыну выделили менее минуты? Успеть бы текст выпалить, для виду потрясая блокнотом. Результат плачевен - текст слышится катастрофически заученным, а не живой текущей мыслью, рождающейся прямо в эту секунду. В итоге, на прокол руки Лаэрта в замедленной съемке мы время нашли, а на текст - нет. (Хотя с удовольствием отмечу, что вообще идея с временным рассинхроном на некоторых монологах Гамлета действительно отличная, прекрасная находка, решающая множество сценических проблем.)

Но даже это не главная беда. К режиссеру есть претензии, но все это осталось бы незамеченным, если бы игра все затмевала. Гамлета я как раз оставлю на потом, а вот все - ВСЕ - остальные - это какой-то кошмар, ужас и мрак. Гертруда, в которой нет не то, что силы, но даже какого-то элементарного достоинства. Скучный и поверхностный Клавдий, так и не докопавшийся до глубины своей трагедии - блин! Это же чистый МАКБЕТ! Как можно ТАК играть ТАКОГО персонажа? Там же можно развернуться на все сто! Но нет, Клавдий так и не выстрелил, и даже сцена молитвы не пробирает, а должна проникать прямо под кожу. Семейство Полония - это вообще стыд и позор, простихосспаде. Сам Полоний - скучный старикашка, а ведь это великолепнейшая роль, полная юмора и печали одновременно. Лаэрта играл вообще на редкость бездарный актер, и нет, я это не потому, что он черный, я могу себе представить, как его сыграл бы тот же Лестер. А этот просто бездарный. 

Офелия же... Признаюсь честно, я ненавижу Офелию. Это мой самый нелюбимый женский персонаж like ever. Я понимаю, зачем она там, но это не мешает мне плеваться от нее везде и всегда. По тексту она чистая дурочка с приветом. И, в общем-то, казалось бы, а почему такой умный, образованный, острый на язык и на мысль молодой человек - романтик и поэт, способный на безграничные эмоции и склонный к философии, - как Гамлет, влюбился в нее? Шекспир прямолинеен - fair Ophilia. Красивая тетка, смысл жизни которой состоит в том, чтобы быть красивой утопшей теткой. Образ Офелии должен завораживать, лишать дыхания своей чистой красотой и эфемерностью. Вот тогда да, тогда я поверю, что Гамлет в нее влюблен - эмоций он даст за двоих, а ничто так не волнует мужчину, как эфемерный и прекрасный женский образ. И да, вот это вытянет далеко не всякая актриса - тут не только красивой надо быть, тут надо быть воздушной и очень умной - иначе дуру убедительно не сыграть. Офелия в этой постановке ужасна и убога настолько, что Гамлет кажется то ли полным уродом, который просто воспользовался глупой истеричной девочкой, трясущейся все время похлеще Милы Йовович, то ли слепым кретином, то ли очень голодным до женщины. Это все, разумеется, отметается, но других пояснений тому, почему этот Гамлет влюбился в эту Офелию, я найти не могу. Да и вообще... я сильно сомневаюсь в его чувствах конкретно в этой постановке. В сцене разговора про монастырь он с таким презрением на нее смотрел, так тягал ее по всей сцене, что лично мне в этом привиделась глубокая и искренняя ненависть, а никак не глубокая и искренняя любовь. А ведь по тексту он ее любит. Он страдает по ней. Глубоко и тяжело по ней страдает. Но по этому недоразумению, мацающему и мнущему юбку и штаны, страдать невозможно. 

Другие персонажи порадовали не более. Проходной Горацио, чьей единственной отличительной чертой был рюкзак, который он непонятно зачем весь спектакль протаскал на спине. Проходные Розенкранц и Гильденстерн, неотличимые от проходных придворных. Папаша Гамлет... *и тут ваша гнусь не выдержала и заплакала с горя* Вы знаете, поглядев на этого сморщенного старика, не проявившего ни одной убедительной эмоции, лично я прекрасно поняла, почему Гертруда в итоге сбежала от него к его брату - тот хоть статный и видный мужик. И когда Гамлет в истерике вопил, мол, мать, где твои глаза, посмотри какого великана променяла ты на это жалкое чмо, мне стоило больших трудов не заплакать прямо в зале, то ли от сочувствия к Гертруде, то ли от жалости к рассудку Гамлета, то ли от смеха. И когда актер папаши Гамлета оказался еще и Гробовщиком, вопросов к папаше у меня не осталось - а че с него взять? Видимо, в этой параллели есть какая-то сермяжная мысль, не на актере же они экономили. Но это ужасно. 

Единственные второстепенные персонажи, которые мне понравились, - это бродячие артисты, пришедшие во дворец. От них повеяло жизнью на фоне безжизненного дерева всех остальных. Ах какие прекрасные бродячие артисты! Какая проникновенная речь! Какая чудная сцена театральной постановки! Очаровательная маленькая зарисовка. Их бы, да в "Гамлета", а не в "Убийство Гонзаго"! Но не судьба. А очень, очень жаль.

Но, понятное дело, все мы туда не за всем выше перечисленным ходили. Собственно, боюсь, именно этим и руководствовалась режиссер и ее окружение - все идут на Камбербэтча, все остальное похер. Придумали еще красивый сет, шоп типа показать, как мы тут отчаянно мысль мутим, и чтоб было чем прикрыться в случае обвинений в том, что мы на звезде выезжаем, да и хватит. Обидное отношение к зрителю, на самом деле. Даже самый заядлый фанат не обязательно слепой дурак. Но отношение привычное, что уж тут. Только вот режиссер не задалась вопросом, а, простите, как может играть ведущий актер, когда он окружен таким вот бесполезным кастом? Может ли он действительно показать глубину? Прочувствовать эмоцию? Передать ее зрителю? Конечно, Гамлет - персонаж отделенный от остального мира стеной. Он бесконечно одинок, он не вписывается и не хочет вписываться. Он должен быть обособлен, безусловно. Но он не один на сцене. А здесь Гамлет был на сцене один. Совершенно. И в итоге он получился всем и сразу, и всем и сразу не получился. 

Гамлет - роль гуттаперчевая. Кажется, это еще Рассел Бил сказал. Его можно играть абсолютно как угодно, каким угодно - он всегда получится. Текст настолько глубокий, настолько многогранный, что какие акценты ни сделай, это все равно будет Гамлет. У Бенедикта получился всеобъемлющий Гамлет. Не особо новый, не особо свежий - все это по отдельности уже было сыграно ранее разными актерами. Он убедителен в тех местах, где ему не мешают, в некоторых же местах ему мешали настолько, что из Гамлета он неизбежно превращался в актера, который играет Гамлета. Кто-то сказал, что он переигрывает - он был прав. Кто-то сказал, что он не переигрывает, а напротив, играет невероятно эмоционально и насыщенно - он тоже прав. И будут правы все, кто вообще что-то о нем скажет - потому что у него именно такой Гамлет, сразу всякий и никакой. Он очень хотел сыграть его всеобъятно - у него получилось. Получилось ли у него при этом сыграть своегоГамлета? Вы знаете мой ответ. Ответ исключительно субъективный, безусловно. Получила ли я удовольствие от Бенедикта? Вне всяких сомнений - он прекрасен. Получила ли я удовольствие от Гамлета? Нет. При это я не чувствую никакого разочарования. Может ли получиться что-то, чего ТАК ждут, и что при этом является такой канонической высотой? Можно ли сыграть Гамлета так, чтобы всем понравилось? Бенедикт подошел к этому максимально близко. И именно это не понравилось мне. Но мне это пережить просто - пускай я не получила Шекспира, но я получила Бенедикта Камбербэтча в пяти метрах от себя, у которого - возможно, впервые в жизни, - не получилось быть в своей роли самим собой. И ничего кроме любви и тепла я при этом не испытала. Возможно, это даже круче крутого Гамлета.

Ну и предотвращая вопросы, которые мне скорей всего таки зададут - блин, как тяжело любить сразу нескольких прекрасных мужчин, вы б знали, люди вечно так ревнуют... Да, Гамлет Теннанта сильнее, мощнее, смелее. Это именно Гамлет - его личный и собственный уникальный Гамлет, тот самый, который не получился у Камбербэтча. Гамлета Теннанта можно ненавидеть. Его Гамлет может бесить. Его Гамлет может казаться кощунством. И именно поэтому он гениален. Бенедикт не мог позволить себе такого Гамлета, да возможно и не хотел вовсе. Поэтому тут нечестно сравнивать. А еще Теннант был окружен невероятно сильными актерами - какую второстепенную роль ни возьми, все шедевры. Возможно, играй Бенедикт в окружении таких актеров, его Гамлет затмил бы всех предыдущих. Но ему не повезло - он Звезда. И поэтому я еще раз прощу мироздание, чтобы оно никогда не сделало из Теннанта Звезду. Вот именно из-за нее - этой постановки "Гамлета" с Камбербэтчем. Никогда, мироздание. Пожалуйста.

Если вы испытываете страстное желание плюнуть в меня ядом, всегда пожалуйста, мое ухо в полной безопасности, все остальное я переживу.

Тот самый другой Гамлет


Оригинальный пост: http://nel6.livejournal.com/318108.html
Автор: nel6

На самом деле, я не собиралась писать никакого поста, я просто хотела в кои-то веки повторить то, что мне самой говорили не раз: "Вы так точно расписали мои мысли!". И дать ссылку на пост. В конце концов, имею я право профилонить? Тем более, что там действительно очень красиво и ясно написаны многие из моих мыслей по поводу этой постановки, чудно сформулированы, кратко и емко, как я не умею. Другими словами, я могу только ППКС. Но, разумеется, меня тут же поймали на слове, и, в общем, вместо того, чтобы дочитывать детективный роман госпожи Роулинг под непроизносимым псевдонимом, я провела вечер в погружении в Дорановского Шекспира. Хотя я неправильно расставила акценты: "Гамлета" мне безумно захотелось пересмотреть после вышеупомянутого поста, поэтому детектив и так был обречен. Короче, неважно. Важно другое: это по сути своей некий пост-дополнение, потому что я действительно разделяю точку зрения автора поста, и не буду повторять то, что написано там. А опишу сугубо свои эмоции, ведь этот Гамлет неизменно вызывает эмоции.

Память о "Гамлете" в Барбикане еще очень свежа, и поэтому сравнение в уме было неизбежно. Интересно, например, то, что раньше Гамлет Теннанта казался мне куда более экспрессивным и бурным. Теперь же, после сотни сошедших с Бенедикта потов в неравной борьбе за хоть какой-то смысл в постановке, Гамлет Теннанта показался мне куда более тихим. Забавный эффект. 

А еще интересно сравнивать подход режиссеров. Вроде бы, у Дорана тоже современье. Вроде бы, у него тоже в некотором роде тоталитарное государство - камеры наблюдения выполняют роль Большого Брата. И в то же время, если у Тернер все нарочито и напористо, у Дорана это скорее метафоры, чем временные или пространственные рамки. Да, этот Гамлет не носит панталоны и стреляет из пистолета, но при этом он совершенно безвременный - не в том смысле, что его нельзя определить в какой-то исторический период (можно как минимум утверждать, что это 20 или 21 век), а в том, что эти маркеры служат исключительно цели сделать действие более текучим и универсальным. В конце концов, панталоны и шпаги тоже крайне ограничивают пьесу. Она шире этого, глубже, больше. 

"Гамлет" - одно из самых философски абстрактных произведений в литературе. Это условная страна Дания, условная семья, условная ситуация. Даже принадлежность героев к знати условна - не писали во времена Шекспира о простом люде. Однако трагедия здесь не в том, что Гамлет - принц. Это опять-таки скорее метафора, чем корень зла. Страдания, что испытывает Гамлет, его мысли, его чувства, его метания вполне доступны не-принцам. Конечно, некая иерархия персонажей прослеживается очень четко, и ее важно соблюдать, но для этого совершенно необязательно надевать на короля шубу из горностая. "Гамлет" не историческая пьеса. Это трагедия. Трагедия всегда абстрактна. И Доран, перенося действо в современность, не "адаптировал" пьесу, но напротив, лишь отвлек внимание зрителя от ненужной фиксации на времени и пространстве. В то время как Тернер ровно напротив всеми силами направила внимание зрителя именно на адаптацию пьесы, тем самым сильно навредив Шекспиру. Доран же влюблен в Шекспира. Он не борется с ним, он не пытается протолкнуть "свое прочтение" или "свою интерпретацию". Понимаете... каким бы прекрасным ни был режиссер, но лично меня его прочтение и интерпретация волнуют куда меньше Шекспира. Я вообще не люблю, когда отвлекают от главного - от слов в устах актера. Доран же, несмотря на то, что его сцену совсем не назовешь голой, делает главный акцент именно на словах, на тексте, на игре актеров. И тем самым он ставит Шекспира. Не свои фантазии на тему, а именно Шекспира, именно текст, то, что написано. Я не говорю, что это обязательно правильно. Но так мне ближе.

Это медленная постановка. Очень, очень размеренная. Доран любит Шекспира, а поэтому прекрасно понимает, что лучше вырезать больше текста, но как следует поработать с остатком, чем оставить больше текста, но в итоге не проработать ничего. Актеры никуда не спешат, как не спешит и оператор. Нам дали услышать текст, услышать каждое слово. Не угадывать по памяти, не выцепливать самое главное, а именно прочувствовать каждую фразу. И это потрясающе, потому что создается бесценный эффект, словно эти слова рождаются прямо здесь и сейчас. Они новые, а не написанные 400 лет назад. 

В "Ричарде Втором" Дорана достигнут тот же эффект - возьмите хоть знаменитый монолог Гонта про Англию. Каждый британский школьник знает его наизусть. Однако это так проговорено, что не возникает ни малейшего сомнения - умирающий старик действительно провидец, и слова эти рождаются в его устах словно и без его воли, словно он сам поражен ими. И поэтому они достигают цели - ты сидишь и слушаешь как завороженный, и перед глазами у тебя встают картины. Время. Вот, что Доран дает своим актерам. Это бесценно. Легкость текста "Гамлета" в этой постановке потрясает. Я упиваюсь тем, как они произносят этот текст - это совершенно живая речь. Не архаическая, не сложная, не запутанная. Да, это речь очень образованных людей, да, она поэтична. Но она жива и дышит, и ничем она не напоминает речь письменную.

Я очень люблю здесь все актерские работы. Даже Офелия меня почти не раздражает, потому что между ней и Гамлетом в кои-то веки действительно присутствует связь, причем в том числе и физическая, и в их отношения можно поверить. Здесь мой любимейший Полоний. Ах какой здесь Полоний! Это и комическая, и трагическая фигура. Это Шекспировский гений - подмечать и точно передавать малейшие нюансы человеческой психологии. Пожилой человек, чей ум явственно слабеет, отчаянно цепляющийся за свое место советника, но теряющий хватку, все чаще спотыкающийся всем на потеху, слеповатый, более не уверенный в себе, но маскирующий это за бравадой, списком универсальных советов и обилием слов. В нем грусть, в нем одиночество, в нем страх. И все это сквозь откровенную комичность - он смешной. Смешной. И почти - почти - "смешон". Оливер Форд Дэйвис, столь блестящий и в "Ричарде" в роли Йорка, передает все эти нюансы с пугающей достоверностью. Он веселит, но вызывает глубокую жалость при этом. Он чудесен.

Здесь поразительная Гертруда. Настоящая королева, статная и достойная, но при этом глубоко измученная женщина, жена и мать, разорванная изнутри, подозревающая слишком многое, напуганная, но не смеющая показать этого, мечущаяся между безумным сыном и столь пугающе ласковым мужем, и медленно сходящая с ума. Сколь сильна сцена убийства Полония! Сколько там любви между ней и Гамлетом, настоящей любви между матерью и сыном, природной, интуитивной, инстинктивной, этой бешеной тяги друг к другу вопреки всему просто потому, что в жилах течет одна кровь; сколько там боли и отчаяния, сколько непонимания, сколько страха за него, да и за себя тоже, и как она сама срывается в истерику, осознавая всю безвыходность ситуации. Эта Гертруда прекрасно понимает, что пьет яд, хватая кубок. Она делает это осознанно, она совершает самоубийство, не в состоянии смириться с тем, что ее муж попытался убить ее сына - она все сделала неправильно в жизни, и для нее нет спасения. Как это сыграно!

Про Патрика Стюарта даже говорить смешно. Доран говорил, что Стюарт сам попросил его дать ему роль Клавдия. И я его понимаю. Как я говорила, это старый Макбет. Это сложная и глубокая роль, роль человека жестокого, упрямого, идущего напролом к своей цели, но при этом гнобимого страхом и совестью. Мы очень мало знаем об отношениях Гертруды и ее первого мужа, и то только со слов Гамлета, который неприкрыто идеализирует отца. Здесь отец Гамлета показан как властный и грозный человек, подминающий всех под свою волю и даже своего сына возлагающий на алтарь своего эго. Так ли виновата Гертруда? Так ли однозначен поступок Клавдия? Шекспир не дает ответов, не дает их специально, потому что в этой запутанности и лежит вся суть трагедии. Здесь нет белый и черных, и даже Клавдий, сколько бы Гамлет ни называл его злодеем, фигура куда более сложная. Клавдий Стюарта великолепен. Он мягок и ласков достаточно для того, чтобы поверить в то, что Гертруда влюблена в него, но за этой внешней оболочкой скрывается жесткий и страшный человек, отравленный изнутри собственными действиями и не могущий повернуть назад. По сути, он обречен, и сцена молитвы это прекрасно показывает. Неважно, как долго он просидит на троне, он мертвец, подписавший себе смертный приговор и идущий прямо в пекло - и он знает это. Ему уже нечего терять.

Здесь на удивление проникновенный Горацио - оказывается, текста у него вполне достаточно, чтобы показать настоящую преданность и дружбу. Он здесь не просто выполняет технические задачи сюжета - чтоб Гамлету было, с кем поговорить, чтоб письма принести, да все такое прочее. Здесь его персонаж несет эмоциональный заряд, ему сопереживаешь, и, к тому же, он приближает Гамлета к зрителю. Через него зритель получает возможность прикоснуться к принцу, к его кровоточащей душе, потому что именно перед Горацио Гамлет обнажается - уходит напускное безумие, пьянящая ярость, слепящая страсть, остается молодой мужчина, чей мир рухнул в одночасье, и который решительно не знает, как с этим жить.

Похвалить можно каждую роль, от бродячего актера, с таким чувством декламирующего текст несуществующей трагедии, что впору плакать, до бесподобного Осрика (тот самый Альфрид, да-да) в гомерически смешной сцене перед дуэлью. И в центре всего этого Гамлет, такой смелый, такой неоднозначный, такой искренний, и такой упрямо не "чудесный парень в сложной жизненной ситуации". 

Гамлет Теннанта не хороший парень. Более того, он, скорей всего, никогда хорошим парнем не был. Он замороченный, сложный и подозрительный. Страстный и яростный, и в то же время разрываемый сомнениями. Он обречен, и он знает это. Он не философствует на "быть или не быть", вот ни разу - для него это очень конкретный, насущный вопрос, он действительно размышляет о смерти как о возможности. Это не заученная речь, но бегущий поток совершенно безрадостных мыслей, тихий и горький, без пафоса и крика, но с таким глубинным отчаянием, что внезапно ловишь себя на мысли "а может, не быть ему и правда легче?". И когда он задает вопрос "не трус ли я?", он и правда задумывается, и правда испытывает ненависть и презрение к себе, к своей неуверенности, к своим метаниям. Он слишком умен для этой ситуации. Вот уж и правда "горе от ума". Это не то, что обычно говорят о Гамлете, но трагедия его именно в этом - он слишком думающий человек. И Теннант показал рождение каждой этой мысли прямо в кадре. Он прямо в кадре осознает и прозревает, словно и не знает наизусть никакого текста. Он не готовит себя и зрителя к Очень Важной Фразе - она рождается спонтанно, и бьет от этого прямо по голове, да наотмашь. Потому что ты думаешь вместе с ним, хоть и знаешь текст наизусть. Ты неизбежно думаешь вместе с ним.

Вряд ли этого Гамлета можно любить. Любят обычно Гамлетов-жертв. Этот не жертва. Он жертва обстоятельств, но не более того. Он жесток и безжалостен, он смертник, он готов спалить весь мир до тла. Он ироничен, язвителен и комичен, и опасен как лезвие бритвы. Он параноидален и взрывоопасен. При этом он поразительно уязвим и раним, и каждое предательство со стороны бывших друзей или семьи причиняет ему совершенно ощутимую зрителем адскую боль. Он мыслитель и поэт со всеми вытекающими. Но что самое ценное и самое сложное, он чудовищно хороший актер. Настолько, что невозможно однозначно ответить на вопрос, безумен ли он на самом деле. И оттого он пугающ, ведь непонятно, чем на самом деле являются его тихие моменты размышлений, настоящей искренностью или минутным просветлением. Ясно здесь одно - он преднамеренно идет к смерти. И от этого становится очень больно, ведь в нем столько жизни.

Я уже писала про Ричарда, что Теннант не пытался сделать его приятным или положительным. Это, как я понимаю, вообще не его подход. Даже его Доктор совершенно не пытается всем понравиться. Теннант не поливает своих героев сладким сиропом - вы будете беситься на Харди сквозь слезы, будете адски бояться доброго Доктора, будете сжирать себя за чувство вины от того, что Алан вызывает в вас брезгливость. Своего Гамлета он тоже не захотел делать хорошим парнем, над которым так приятно убиваться. Вместо этого он обнажил всю глубину философии этого невероятного текста. К хорошему парню так не прислушиваешься, ему просто сопереживаешь и все на этом. К этому Гамлету не прислушаться невозможно - он держит в таком напряжении, что каждое его слово ударяет под дых. А не для этого ли стоит ставить Шекспира? Эту постановку очень тяжело смотреть. Но именно поэтому ее смотреть и нужно. Это "Гамлет", в конце концов. Если просмотр "Гамлета" не изменил что-то в вас, даже на сотый просмотр в вашей жизни, если он не навалился на вас всей тяжестью глобальных вопросов бытия, если он не заставил вас задуматься о вечном, если после него вы выдохнули легко и свободно, получив именно то, что вам комфортно, - значит, это просто очень хреновая постановка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: