понедельник, 19 октября 2015 г.

1606 год: Уильям Шекспир и Год Лира глазами Джеймса Шапиро

Публикуем перевод (не наш) интересной рецензии The Guardian на книгу Джеймса Шапиро. Источник: http://www.livelib.ru/blog/translations/post/16593


Тестовая банкнота "Шекспир", Великобритания

1606 год: Уильям Шекспир и Год Лира глазами Джеймса Шапиро


Автор: Чарльз Николл (Charles Nicholl)
Перевод: Count_in_Law

Невероятный прилив творческого вдохновения, породивший драмы, сосредоточенные на вопросах цареубийства, гражданской войны и анархии, стал ответом драматурга эпохе «тревожного национального настроения».

Десять лет назад с большим успехом была опубликована книга Джеймса Шапиро «1599: Год из жизни Уильяма Шекспира». Она открывалась атмосферным прологом: морозное декабрьское утро в 1598 году; десяток вооруженных до зубов мужчин идут к заброшенному дому в Шордиче, северном предместье Лондона. Перед нами знаменитая сцена восстановления прав, в которой «Слуги лорда-камергера» – труппа, в которую входил Шекспир, – разрешили давний спор со своим арендодателем путем демонтажа старого здания, носившего название «Театр», и вывоза всего деревянного каркаса, из которого впоследствии на новом месте, в Саут-Уорке, будет построен «Глобус». Для Шекспира это событие знаменует начало года захватывающих театральных свершений: «Генрих V», Юлий Цезарь и Как вам это понравится будут поставлены на сцене, а Гамлет воплотится на бумаге.

Пролог новой книги Шапиро выглядит совсем по-другому. Это не сцена освободительной агрессии на улицах Мидлсекса, а блестящее театрализованное представление в Банкетном зале Уайтхолла 6 января 1606 года. Спектакль назывался «Гименей» (Hymenaei) и был поставлен по пьесе Бена Джонсона, с костюмами и спецэффектами Иниго Джонса, хореографией Томаса Джайлса и музыкой Альфонсо Феррабоско. Представление давалось в ознаменование свадьбы 3-го Графа Эссекса, сына харизматичного графа Елизаветинской эпохи, лишившегося головы в 1601 году (Роберт Деверё, 2-й Граф Эссекс, военачальник и фаворит английской королевы Елизаветы I, впал в немилость после неудачных боевых действий во время войны в Ирландии в 1599 году, предпринял попытку государственного переворота, был обвинен в измене и казнен – прим. перев.). Его невестой стала Фрэнсис Ховард, которая, несмотря на юный возраст (15 лет), уже тогда была совершенно «поразительной» (такое лаконичное описание дал Шапиро молодой женщине, чье положение всего за несколько лет изменится от богини секса при дворе короля Якова до осужденной, хотя и помилованной убийцы). Она была дочерью Графа Саффолка, входившего в состав судебной комиссии, осудившей отца её жениха к смерти, так что этот брак служил поводом залечить старые раны и объединить две враждующие фракции.

Два описанных пролога создают ощущение разных тонов повествования в этих двух томах-компаньонах, или, скорее, отражают те оттенки интонаций, которые Шапиро различает в жизни и настроении своего загадочного объекта исследования. В 1606 году Шекспиру было 42 года, и он входил в труппу «Слуги Короля» – «Слуги лорда-камергера» в 1603 году получили королевский патент в честь коронации нового правителя Якова I и сменили название труппы. Присутствие Шекспира на театрализованном представлении тем вечером представляется вполне логичным предположением. Несомненные отголоски этого ночного перфоманса, никогда больше не повторявшегося, можно обнаружить в описании свадебной постановки в Буре .

В понимании Шапиро, вошедший в зрелый возраст Шекспир, наблюдающий в тот момент за изысканным представлением, страдает от зависти и – несмотря на преимущества статуса «Слуги Короля» – куда меньше уверен в перспективах своей карьеры, чем раньше. Кажется, что небывалый прилив творческой энергии, позволивший ему на рубеже веков создать множество пьес, остался далеко позади. По словам Шапиро, он «изо всех сил пытался найти себе опору в первые годы нового правления» и в 1603-1605 годах писал гораздо меньше, по сравнению с другими периодами. (Шапиро считает, что пьеса «Всё хорошо, что хорошо кончается» написана в 1607 году, то есть позже, чем утверждали ранее Лори Магуайер и другие. Это действительно может оставить время начала правления Якова безо всяких шекспировских произведений, однако далеко не все исследователи соглашаются с приведенными аргументами). А еще драматурга терзало ощущение ненужности и избыточности дворцовых развлечений – всех этих усыпанных блестками костюмов и воздушной, слегка фривольной поэзии «Гименея». Шапиро пишет, что присутствие на том вечере было идеальным «наблюдательным пунктом» для «осознания пропасти между самовосхваляющими политическими фантазиями, отраженными в представлении, и тем тревожным настроением, что царило за пределами дворца короля Якова».

Главной темой книги Шапиро «1606» как раз и становится глубокое восприятие Шекспиром «этого тревожного национального настроения». В 1606 году он создал три свои величайшие трагедии – Король Лир , Макбет и Антоний и Клеопатра . Правда, над «Королем Лиром» он начал работать еще годом ранее: трагедия основывалась на старой пьесе «Правдивая летопись истории короля Лира», которая была опубликована летом 1605 года. Последняя из трех пьес, «Антоний и Клеопатра» была, вне всяких сомнений, поставлена на сцене в самом конце 1606 года. Перед нами результат невероятного прилива творческого вдохновения, и Шапиро показывает, как сильно эти пьесы затрагивали политические и социальные потрясения того времени: они «вместе отражали важный культурный момент». Как сказал Гамлет, давая свои знаменитые советы актерам, «назначение лицедейства» состоит не только в том, чтобы «держать зеркало перед природой», но и в том, чтобы «показывать … каждому веку истории – его неприкрашенный облик».

В Англии 1606 года на политическом небосклоне преобладало одно событие – пороховой заговор ноября 1605 года. Действия отчаявшейся группы католиков – «5/11», как это теперь иногда называют – произвели взрывной эффект, даже несмотря на то, что настоящий взрыв был сорван (тогда имела место неудачная попытка группы английских католиков взорвать здание парламента с целью уничтожения симпатизировавшего протестантам и предпринявшего ряд репрессий в отношении католиков короля Якова I; 5 ноября до сих пор отмечается как «Ночь Гая Фокса» – прим. перев.). Отголоски этого события ощущаются во всем тексте «Короля Лира» и «Макбета». Обе пьесы мрачно сосредотачиваются на вопросах цареубийства, междоусобных раздоров и стремительного падения общества в насилие и анархию. Они погрязли в готической атмосфере демонов и адского огня, которая отражает образность сюжета, выпестованного в ходе знакомства с одобренными правительством брошюрами и гравюрами, обвинительной речью сэра Эдварда Кока и прочим. Тревога, идущая со страниц этих трагедий, стала реакцией на правительственную истерию – анти-католическую пропаганду, репрессии и допросы, экстравагантные проявления судейского произвола – как будто общество и вправду столкнулось с реальной угрозой католического терроризма.

Шапиро снова демонстрирует свое мастерство, когда превращает скучный материал изученных научных исследований в бойкое и приятное повествование. Материал подается в очень сжатом виде, но не выглядит таковым. Кое-кто может счесть отдельные куски текста «беллетристикой» – слово, вызывающее трепет в академических кругах, – однако оживление исторических данных сильно отличается от перекрывания их выдуманными диалогами в неустановленных местах. Весь текст отражает пристальное внимание к деталям. Со времен своей первой книги «Шекспир и евреи» (1997) Шапиро неоднократно доказывал собственную невосприимчивость к анекдотическим, мифотворческим тенденциям истории, которые зачастую соблазняют биографов, работающих с персонажами эпохи, от которой мало что сохранилось. Подобные истории «удерживают внимание», написал он в этой книге, «потому что говорят нам то, что мы хотим услышать, даже если на каком-то уровне мы знаем, что они не соответствуют действительности».

Именно по этой причине каждый читатель, кто надеется, что данный обзор «1606» может включать в себя какие-то сведения о предполагаемой связи Шекспира с женой виноторговца Джейн или Дженнет Давенант, будет разочарован. Автором выдумки был её сын, которого звали Уильям и который родился в 1606 году. Он стал поэтом и драматургом и был одним из тех, кто воскресил пьесы Шекспира после театрального застоя Междуцарствия (1649-1660). Он утверждал, что является «крестником» Шекспира, и стоило ему начать «приятно проводить время за бокалом вина» – как сообщает Джон Обри, – «как уже он выглядел довольным достаточно, чтобы всерьез думать, что он его сын». Шапиро сурово отклоняет всю историю, как досужие сплетни. Я не уверен, хорошо ли мы знаем эти события, чтобы считать их неправдой (и я не уверен, что это не пара шуток родом из комедии Джона Марстона «Голландская куртизанка» 1604 года, где есть сцены с участием кокетливой жены винодела миссис Маллиграб). Но книга настолько полна интересными фактами и настолько проницательно написана, что было бы легкомысленно жаловаться на маленькую толику непоследовательности.

Книга Чарльза Николла «Жилец: Шекспир на Сильвер-стрит» опубликована издательством «Penguin».


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: