пятница, 30 октября 2015 г.

"Много шума из ничего", 1984 г., режиссер Стюарт Бёрдж

С удовольствием публикуем первый из серии постов автора нашего блога Елизаветы И., человека, который помогал нам делать нашего "Гамлета" и делал замечательные записи в блоге. И, кажется, мы знаем, кто у нас будет главным консультантом, когда (если) мы доберемся до следующей книги )))

Много шума из ничего  


Лирическое предисловие

Оригинальный пост: http://silbern-drachen.livejournal.com/294692.html



Каждое лето в детстве я с месяц проводила на даче у бабушки. Детей моего возраста в окрестностях почти не было, река далеко, так что мне оставалось качаться на качелях, играть в куклы и читать привезённые из дома книги. Родители могли приезжать никак не чаще раза в неделю, книги, естественно, заканчивались куда быстрее и перечитывались многажды по кругу.

В одно прекрасное лето среди них оказался том с комедиями Шекспира. В скором времени я их знала кусками на память, вместе с примечаниями. Определились и любимые: "Как вам это понравится", "Много шума из ничего", "Бесплодные усилия любви".

Потом я читала многое другое, училась, лет 12 не держала эти тексты в руках. Пока прошлой зимой ко мне не пришли одна за другой три постановки «Много шума» и я не поняла, что хочу ещё и потом поговорить об этом.

Поэтому сегодня я пишу о шести версиях этой пьесы, фильмах и записях спектаклей. Жаль, о ряде других постановок я только слышала – например, из онлайн-курса по этой пьесе на FutureLearn я вынесла ощущение, что за вторую половину XX века у постановщиков дважды сместился фокус внимания: сперва в сторону заострения проблем пары Клавдио-Геро, затем обратно к Бенедикту и Беатриче. Но увы, это всё из серии “Рабинович напел”.

А я говорю о том, что смотрела – субъективно, влюблённо и именно поэтому, возможно, временами придирчиво.

Позволю себе на всякий случай напомнить, чем примечательна эта пьеса.

"Много шума из ничего" – это смесь прозы и стихов, причём прозы больше, а стихи появляются в наиболее эмоциональные и лиричные моменты.

Artuš Scheiner


Здесь есть:

– две тесно переплетающиеся сюжетные линии – две пары влюблённых: Геро и Клавдио, которых главный местный злодей, дон Хуан, пытается разлучить с помощью клеветы, и Бенедикт и Беатриче, двое остроумцев, категорически высказывающихся против брака вообще и вроде бы терпеть не могущих друг друга в частности – из-за чего друзья и родственники решают в шутку обманом свести их вместе;
– сочетание комического и трагического, когда Геро оклеветана и отвергнута женихом;
– компания второстепенных комических персонажей – городских стражников во главе с констеблем Кизилом (Dogberry), так часто путающим и не к месту употребляющим слова, что это явление порой даже называют по-английски dogberryism в его честь;
– и не так впечатляют при чтении, но очень важны в постановках оказываются братья из Арагона, благородный герцог дон Педро и злодей-бастард дон Хуан.

По сути это неизбежный список обязательных тем при разговоре о любой постановке. Так что к конкретным моментам здесь будет много спойлеров о том, как именно это сделано.


Benedick and Beatrice,
played by Henry Irving and Ellen Terry. 1870

Итак, шесть постановок: 

  • 1984 год, телефильм, режиссёр Стюарт Бёрдж. Весьма традиционная постановка, не претендующая на какое-нибудь переосмысление, но при этом интересная.
  • 1993 год, кинофильм, режиссёр Кеннет Брана. Одна из самых популярных версий, с массой известных имён, действие перенесено в очень условный XIX век.
  • 2011 год, спектакль Shakespeare's Globe, режиссёр Джереми Херрин. «Глобус» во всей красе.
  • 2011 год, спектакль Wyndham's Theatre, режиссёр Джози Рурк. Действие перенесено на Гибралатар в 1980-е годы.
  • 2012, кинофильм, режиссёр Джосс Уидон. Действие перенесено в неопределённые наши дни.
  • 2015, спектакль Royal Shakespeare Company, режиссёр Кристофер Ласкомб. Действие перенесено в период после Первой мировой войны.


В 1978-1985 годах BBC затеяли амбициозный проект по экранизации всего Шекспира и в 1984 добрались до «Много шума из ничего». Я до того видела "Бесплодные усилия" из этой серии, и они были отменно скучными, что не внушало мне оптимизма.

Но с "Много шума" всё вышло гораздо живее и лучше. Это, безусловно, версия для тех, кто хочет посмотреть максимально традиционное прочтение. 

Место и время действия – ренессансная Италия, положительные персонажи положительны, отрицательные преимущественно чисто отрицательны… за исключением нескольких любопытных нюансов.

Общей установкой всего проекта было стремление к максимальной реалистичности. Временами это выглядит наивно в таких очевидных декорациях. И отсюда же один из главных недостатков, на мой взгляд: музыка в фильме есть только тогда и там, где это прямо требуется текстом. И временами её очень и очень не хватает для поддержания действия и атмосферы. Зато бал-маскарад, что редкость, выглядит достаточно убедительно – в смысле, персонажей действительно можно не узнать сходу.

Без особых выдумок здесь подошли к образу Кизила (Майкл Эльфик). Это такой глуповатый и очень довольный собой балабол, несущий чушь совершенно нечаянно и естественно. Честно говоря, не смешной.



Геро (Кэтрин Леви) – традиционная милая девочка, ждущая прекрасного принца. При этом достаточно бойкая, она откровенно с радостью поддразнивает Беатриче, когда выпадает возможность. Но в целом они определённо дружат.
  


Интереснее Клавдио (Роберт Рейнолдс). В нём очень хорошо видно здесь того самого весёлого парня, о котором вспоминает Бенедикт: «Помню я время, когда он не признавал другой музыки, кроме труб и барабанов... Помню, как он готов, бывало, десять миль пешком отмахать, чтобы взглянуть на доспехи... Говорил он, бывало, просто и дельно, как честный человек и солдат…». Обычно вот эта сторона образа Клавдио слабо освещается в постановках, здесь же он очень солдат, воин. Влюбившись и затеяв жениться, он выполняет связанные с ролью жениха ритуалы, но по сути Геро интересна ему как идеальный образ и подходящая партия, не как человек, а мужской военный мир и компания боевых друзей куда привлекательнее и интереснее мира семейного.



И когда Геро обвинена в измене и разврате, Клавдио страдает не столько от разбитого сердца, сколько от оскорблённой гордости.

Его друг и покровитель, герцог дон Педро (Джон Финч) в этом фильме далёк от образа идеального правителя и старшего товарища. Внезапно – едва ли не в единственной из шести версий – он здесь оказывается похож со своим братом-бастардом.

Дон Хуан – непростая задачка для постановщиков, потому что из него легко сделать карикатурного злодейского злодея, он главный и единственный антагонист в пьесе, а мотивация его, согласно тексту, примерно сводится к «я злой, и мне нравится быть злым, а сейчас у меня ещё и плохое настроение и я хочу делать гадости».

Вернон Добчеф, исполнивший эту роль в фильме, дал впечатляющее решение этой задачи. Его дон Хуан – человек эгоистичный, злой, капризный, прихотливый, властный, умный. Он старше сводного брата, но имеет не много прав и власти. Ему скучно, в самом деле скучно, и он в самом деле подавлен – и затевает свою грязную интригу, чтобы рассеяться и посмеяться. На мой взгляд, это самое интересное воплощение образа из тех, что я видела. И самое по-человечески убедительное.



Но ещё интереснее оказывается то, что между сводными братьями обнаруживается очевидное сходство. Дон Педро тоже скучает, он постоянно ищет развлечений, окружающих людей используя вместо игрушек. Это прекрасно объясняет в других постановках подчас удивляющую сложную схему: чтобы получить согласие Геро выйти замуж за Клавдио, герцог на маскараде сватается к ней под маской, выдавая себя за Клавдио. Казалось бы, можно и проще, да? – Но скучно. А так – развлечение. Устроить свадьбу юному другу – развлечение. Пока она готовится, сыграть шутку над вторым другом, Бенедиктом – ещё одно. После свадьбы, конечно же, уехать дальше, искать, где будет что-нибудь новенькое. Свадьба разладилась – боже, какая досада, как это неприятно, чем бы теперь развлечься. Из всех виденных мной герцогов этот в наименьшей степени огорчён случившимся, предполагаемая смерть Геро для него скорее досадное происшествие, чем что-то, принимаемое близко к сердцу.



Лично мне очень нравится в этой постановке продуманная динамика отношений внутри мужской компании, которая поддерживает и оттеняет изменения, происходящие с Бенедиктом.

Бенедикт вообще интереснейший персонаж. Большинство действующих лиц пьесы появляются и уходят в конце, совершенно не меняясь, с ними происходят события чисто внешние. Беатриче проходит через два потрясения: обманутая друзьями-заговорщиками, она открывается чувству к Бенедикту и отчасти пересматривает своё поведение, а затем приходит в отчаяние и ярость, видя, как поругана честь её кузины – но вот это уже не подразумевает особых перемен в ней.

А вот линия Бенедикта проходит через несколько переломных точек, выстраивающихся в своеобразную лестницу: сцена подслушивания и изменение/осознание/освобождение (в зависимости от выбора режиссёра и актёра) его отношения к Беатриче – первая проверка характера, способен ли этот весельчак на настоящие чувства; скандал вместо свадьбы, когда ему приходится реагировать и так или иначе действовать и выбирать сторону в критической ситуации; требование Беатриче убить Клавдио и затем вызов того на дуэль – принятие решений, которые определят всю его дальнейшую судьбу.

Так вот, в телефильме 1984 года Бенедикт (Роберт Линдсей) в начале – славный добродушный весёлый малый. Вывести его из равновесия могут разве что язвительные насмешки Беатриче, в которую он не то что б влюблён, но к ней скорее неравнодушен. В свою компанию он отлично вписывается и прекрасно в ней себя чувствует.



Затем происходит первое преображение – о, здесь это правда преображение.



Бенедикт влюблённый – пока ещё тоже в духе Клавдио играет во внешние формы любви, но как мы скоро убедимся, с другим содержанием.

Во время скандала в церкви он огорошен, не знает, что ему делать и в основном торчит там бревном. Он остаётся только ради Беатриче, ей он хочет помочь, и его признание «я люблю вас больше всего на свете» – это прямой ответ на её заявление, что помогать ей – не его дело. Причём Беатриче откровенно провоцирует его на эту реакцию. И соглашается на её безумное требование «убей Клавдио» Бенедикт только потому, что очевидно: иначе она не успокоится и не уймётся. А это совершенно невыносимо. Сама Геро и её семья (кроме Беатриче) интересуют Бенедикта не слишком сильно.



Но когда он идёт вызывать Клавдио на дуэль и находит его в компании герцога, перекидывающимся прежними шутками, что-то меняется. Легкомысленное отношение этих двоих к случившемуся возмущает Бенедикта, их веселье доводит его просто до белого каления, и его «я принужден оставить вас» – в оригинале «I must discontinue your company» – звучит здесь как «я с вами больше не вожусь», потому что он не на шутку разочаровывается в этих людях и, пришедший ссориться через силу, теперь уже активно не хочет оставаться в их обществе.



Беатриче (Шери Лунги) немногим старше кузины. Она здесь прелестна, абсолютно уверена в своих красоте, уме и обаянии, смела, держится по-королевски – и ужасно нравилась бы мне, не будь она такой злюкой. 



В этой постановке Беатриче острит подчёркнуто резко, совершенно не заботясь о чувствах окружающих. На маскараде она, похоже, вправду не узнаёт Бенедикта под маской и злословит о нём не с целью его подразнить, а чисто из любви к этому занятию, позднее жёстко осаживает вздумавшую поддразнить её Маргарет. У неё действительно злой и едкий язык.

  


Не злое, но горячее сердце. Подслушав в саду суровое осуждение своей гордыни, она уязвлена, но быстро уносится мечтами к чему-то куда более приятному. К Бенедикту она, как и он к ней, изначально предрасположена, хотя едва ли больше, но семена упали на благодатную почву.



А потом они чудесно смотрятся вместе, когда уже сошлись и болтают и видно, как им в удовольствие эта игра ума, где инициативу перехватывает то один, то другая.



Как я их понимаю)



Правда, в финале остаётся впечатление, что Бенедикт, сватаясь, чувствует себя последним дураком, и, более мягкий по характеру, неизбежно будет под каблуком у своей задорной жены.

Обе сцены подслушивания здесь, надо сказать, очень спокойны, безо всякой клоунады, со сдержанными эмоциями. И это вообще характерно для всей постановки – она не искромётна, над ней не умрёшь со смеху. Но это не делает её скучной.

Продолжение следует, if you like it.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: