воскресенье, 25 октября 2015 г.

Готовится к изданию параллельный перевод «Гамлета» по версии Первого кварто

На днях в Государственном институте искусствознания на заседании Международного научного семинара «Шекспир в междисциплинарных гуманитарных исследованиях» был представлен доклад, мимо которого мы пройти не могли. Готовится к изданию параллельный перевод «Гамлета» по версии Первого кварто. Под катом подробности и запись самого заседания. 






Докладчиком стал кандидат физико-математических, доктор биологических наук, директор по исследованиям и развитию компании Chemistry & Industrial Hygiene, Inc. Андрей Александрович Корчевский (г. Арвада, Колорадо, США), поэт, финалист и член жюри ряда международных поэтических конкурсов, переводчик Уильяма Шекспира, Джона Донна, Эдит Ситвелл, Эмили Дикинсон, Альфреда Хаусмана, Дилана Томаса. В третьем номере журнала «Современная драматургия» за 2015 год был напечатан его перевод «Гамлета» (версия Первого кварто); в 2016 г. ожидается выход двуязычной книги в издательстве «Текст». 

Объясняя необходимость переводов и изучения Первого кварто, А. А. Корчевский подчеркнул: его концепция перевода — в том, чтобы представить Первое кварто как самостоятельный художественный текст со своей особенной культурной судьбой. Возможно ли — задается переводчик вопросом — сделать по тексту оригинала вывод о его «несамостоятельности», особенно с учетом не только шекспировского «Гамлета», но и немецкого варианта сюжета, и английского ur-«Гамлета»? Особенностью текста Первого кварто, по мнению переводчика, является не только замена имен (Лиартес — Лаэрт, Корамбис — Полоний и т. д.) и перестановка сцен, но и особая структура текста, которая почти точно воспроизводит «золотое сечение» по распределению ключевых монологов и сцен. Даже если это получилось случайно, такое расположение только подчеркивает читательское ощущение цельности и единого метода. Поэтому Первое кварто можно рассматривать не только как сокращенную гастрольную версию, но и как самую первую версию «Гамлета», вышедшую из-под пера Шекспира.

Еще одной задачей докладчика стало создание перевода для театра — так, чтобы текст был «удобен» для актеров и хорошо воспринимаемым на слух. В сценическом отношении действие в Первом кварто развивается крайне интенсивно, как показывает опыт его постановок. Интересен, например, «поиск места» для монолога «Быть или не быть», который в Первом кварто помещен значительно ранее, чем в более поздних версиях. А. А. Корчевский подчеркнул, что в попытке сделать текст более «читабельным» неизбежно теряется часть странной, архаичной атмосферы Первого кварто. Так, ради «полноты художественного эффекта» в песню Офелии «возвращены» отсутствующие в Первом кварто две первые строфы.

Третьим пунктом концепции была ориентация на академическое издание Первого кварто в серии The Arden Shakespeare c учетом оригинального издания 1603 года. В Первом кварто немало текстологических проблем, например, известное разночтение “skill” и “skull” в реплике Гамлета о ставке короля. Еще одной проблемой являются уже упомянутые разночтения в именах героев пьесы. Возникает вопрос: необходимо ли переводчику соблюдать традиционную конвенцию шекспировских переводов или пытаться следовать Первому кварто.

К своему переводу А. А. Корчевский написал также комментарий «Знакомо и неожиданно». Отрывки из перевода готовятся к размещению на сайте «Русский Шекспир».

Респондентом на втором заседании семинара выступил поэт-переводчик с английского, итальянского, нидерландского языков, член Шекспировской комиссии, постоянный участник конференции «Шекспировские чтения», автор переводов трагедий Шекспира («Гамлет», «Король Лир») и пьесы современников Шекспира Томаса Нортона (Thomas Norton) и Томаса Секвилла (Thomas Sackville) «Горбодук, или Феррекс и Поррекс» (1561) Александр Николаевич Баранов. В 1980-е годы А. Н. Баранов по просьбе А. А. Аникста подготовил уникальный экспериментальный русский текст Первого кварто: места в тексте, совпадающие с вариантом Второго кварто или Первого фолио, были перенесены из перевода М. Л. Лозинского, а остальной текст был заново переведен А. Н. Барановым.

Отмечая, что перевод читается «легко и с интересом», респондент сделал несколько грамматических и стилистических замечаний по тексту, подробнее остановившись на спорном словоупотреблении: «плащ из черных соболей», «рыботорговец», «клоун».

Основным замечанием к переводу А. А. Корчевского у респондента стала его малая схожесть с подлинным текстом Первого кварто, в котором присутствует большое количество дефектов текста: «бесстыден и дряхл» (impudent and bed-rid; сц. 2) вместо «бессилен и дряхл»; потеря строки после фразы «что, если он вас завлечёт к волне...» и др. Во всех этих случаях докладчик не просто переводил текст, а переделал его, причем не оговаривая этого. Разночтения в именах, особенно в написании имени Офелии через “f” вместо “ph” можно трактовать так: составители рукописи Первого кварто, по мнению А. Н. Баранова, «явно восприняли это имя на слух и совсем не догадывались о его греческом происхождении». Наконец, они просто плохо чувствовали стих, выдавая конец одного стиха за начало следующего, искажая ритм и размер. Дискутант уверен: «Налицо все признаки текста, записанного по памяти и к тому же — памяти очень нетвердой». В текст Первого кварто могли попасть и «доморощенные стихи» самого составителя и «обрывки стихов» дошекспировского «Гамлета». Интересна также практика выдавать прозу за стихи «с помощью разбивки на строки и простановки заглавной буквы в начале каждой из них». Из всего этого А. Н. Баранов делает следующий вывод: «Составитель не только не был автором “Гамлета” и не только не имел в своем распоряжении авторской рукописи, но даже не видел спектакля целиком», будучи, вероятно, наемным актером.

А. Н. Корчевский, в сущности, проигнорировал эти формальные особенности Первого кварто. Нарушений размера в переводе почти нет, неполных строк очень мало, «хромые стихи» не отличаются по ритму и стилю, а стихи, грубо переделанные из прозы, переданы хорошей прозой. При этом иногда теряются интересные детали. Например, в третьей строке перевода мы видим правильный пятистопный ямб: «О, ты явился вовремя на смену», тогда как в самóм первом кварто это «О» прибавлено спереди к пятистопному ямбу, что, возможно, отражает «реальную актерскую практику: манеру для большей эмоциональности вставлять в текст восклицания от себя».

Вывод респондента — в том, что перевод А. А. Корчевского не передает по-русски текст Первого кварто. Это намеренно улучшенная и «весьма дискуссионная реконструкция на основе Первого кварто, но с помощью Второго кварто и Фолио, а также просто выдумки, некоей гипотетически существовавшей <...> пьесы, якобы написанной тем же автором (или авторами), <...> но более короткой».

Маловероятно, что перед нами плохо напечатанная, но все-таки ранняя редакция пьесы, а что это может быть поздняя переделка — практически невозможно. По свидетельству современников, Шекспир не любил переделывать свои тексты, и, неодобрительно отозвавшись о вкусах толпы именно в «Гамлете», не стал бы упрощать — если не сказать «опошлять» — уже написанную трагедию. «Динамичность» действия пьесы нельзя считать ее достоинством — в таком случае любой боевик динамичнее Шекспира. Монолог «Быть или не быть?» неудачно помещен в Первом кварто — сразу после него следует сцена с Корамбисом, которая плохо вяжется с монологом по эмоциональному состоянию главного героя.

Даже в таком идеализированном виде Первое кварто поучительно прежде всего тем, что может заставить нас задуматься: «Не превращаем ли мы иной раз в своих интерпретациях, переводах, постановках, экранизациях и т. п. действительный шедевр в нечто столь же посредственное, как Первое кварто?» — завершил свое выступление А. Н. Баранов.

Дискуссию, завершившую собой семинар, открыла лингвист, переводчик, профессор Московского государственного лингвистического университета М. Д. Литвинова, написавшая предисловие к переводу А. А. Корчевского. По ее мнению, это действительно отдельное произведение, в котором слышится и шекспировская, и «чужая» рука. Первое кварто похоже на голое дерево, которое в последующих версиях «оделось пышной листвой», но сохранило структуру.

Переводчик, режиссер, доцент МосГУ В. Р. Поплавский высказал точку зрения, что главная проблема перевода — не в том, что он далек от оригинала, а в противоречивости концепции. Если ставить задачу перевести текст как самодостаточный, необходимо найти стилистический ход, который заставил бы воспринимать Первое кварто не как еще один перевод канонического «Гамлета». Сама по себе практика сокращения и перестановки сцен очень распространена в современном театре и особенно в кино. Верность А. А. Корчевского переводческой традиции М. Л. Лозинского делает ясно видимыми «швы» в тех местах текста, где что-то переставлено по сравнению с каноническим «Гамлетом». По мнению В. Р. Поплавского, Первое фолио скорее тяготеет к прозаическому тексту.

Запись заседания: 



КОРЧЕВСКИЙ А. «ЗНАКОМО И НЕОЖИДАННО»



Источник: Корчевский А. «Знакомо и неожиданно» // Современная драматургия. 2015. № 3. Июль — сентябрь.


Я начал переводить Первое кварто в самолете, летевшем из Лондона в Денвер. Идею перевода подарил мне блестящий русский литератор Олег Борушко — именно он выставил отрывок из Первого кварто на свой знаменитый конкурс «Пушкин в Британии». Конкурс состоялся в Стратфорде-на-Эйвоне. Именно там я впервые и услышал о том, что Первое кварто ранее на русский не переводилось. И я подумал: а почему, собственно?..

Первое кварто «Гамлета» — одна из многочисленных шекспировских загадок. Впечатление такое, будто чья-то рука настойчиво и систематично вырезала отступления, рассуждения и поэтические пассажи из «большого» «Гамлета». Или наоборот — известный нам «Гамлет» был в какой-то момент сформирован на основе Первого кварто.

Но особенности Первого кварто касаются и композиции. Так, монолог «Быть или не быть» помещен в обстоятельства, которые можно назвать более динамичными, более драматическими. Роль Гертруды (Гертрид) в Первом кварто удивительным образом отличается от позднейших текстов. Королева неожиданно оказывается помощником Гамлета в его заговоре против Клавдия; она (в отличие от канонического варианта) не знала, что ее первый муж был злодейски убит…

Среди ученых до сих пор нет единого мнения о происхождении Первого кварто. Мне кажется наиболее достоверной версия о том, что Первое кварто — это «гастрольная» пьеса, специально подготовленная для выездных представлений с ограниченным составом актеров. К примеру, один из персонажей драмы, Полоний, в Первом кварто назван Корамбисом. Что это, случайная замена? Но история театра знает, что в самом начале 1600-х годов в Германии была популярна постановка, сделанная, вероятнее всего, на основе шекспировского «Гамлета» и называвшаяся «Наказанное отцеубийство». И сохранившиеся материалы говорят о том, что Полоний в германской постановке носил имя Корамбус! Значит, Первое кварто действительно могло быть ранней версией «Гамлета», причем адаптированной к гастролям — возможно и зарубежным.

Энн Томпсон и Нил Тэйлор в предисловии к академическому изданию «Первого кварто» (Q1) отмечают: «Нетрудно видеть, почему Q1 привлекательно для сцены. Оно стремительно, сконцентрировано на сюжете и намного менее рассудочно, чем другие тексты. Его эмоции свежи, а не опосредованы, и это в значительной степени пьеса для ансамбля, а не демонстрация для единственного звездного актера… Его очарование заключается в отличиях от канонического “Гамлета”: это освежающий опыт для актеров и аудитории, пресытившейся длинными текстами; все здесь одновременно знакомо и неожиданно».

Существуют многочисленные сценические постановки Первого кварто «Гамлета». Можно даже назвать это своеобразной «модой». Замечу, что Первое кварто — компактная пьеса. Она идет примерно два часа вместо обычных четырех, необходимых для Второго кварто или Фолио. The Arden Shakespeare перечисляет порядка тридцати постановок, начиная с 1881 года, — в Великобритании, Германии, Франции, Швеции, Чехословакии, Японии, США. Одной из самых последних постановок стало представление этой версии в театре Courtyard в Лондоне в 2014 году.

Я уверен, что пришло время Первому кварто прозвучать и на русской сцене. Моя скромная попытка, возможно, вызовет к жизни и другие переводы. Хочу выразить мою глубокую признательность профессору Марине Дмитриевне Литвиновой и замечательному московскому поэту Андрею Галамаге, которые помогли мне отредактировать первоначальный текст перевода.

Кстати, параллельная версия Первого кварто «Гамлета» на русском и английском языках теперь готовится к печати в издательстве «Текст».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: