среда, 7 октября 2015 г.

Does Shakespeare Need to Be “Translated” for Contemporary Audiences?

Англоязычный интернет обсуждает тему - надо ли осовременивать пьесы Шекспира? (Мы, к слову, недавно публиковали перевод статьи о том, как Шекспира редактировали, начиная с XVIII века). Поводом к дискуссии послужило заявление Орегонского театрального фестиваля о намерении создать полный свод сочинений Шекспира, адаптированного для современной аудитории. Ниже - детали и мнение противника проекта. А вы как думаете? Вам сложно понимать Шекспира?



Надо ли "переводить" Шекспира для современной аудитории?



Автор: Сара Зельцер
Перевод: Катерина Малинина

Театральная компания "Орегонский Шекспировский фестиваль" запускает несколько спорный проект: 39 “интерпретаций” шекспировских пьес, над каждой из которых поработает пара драматург - постановщик (многие из которых - женщины или представители неевропеоидных рас), которые слегка изменят пьесы Барда, чтобы сделать их более доступными современному зрителю.

Это не то же самое, что упрощенный перевод на современный английский "Не бойтесь Шекспира" (“No Fear Shakespeare”), который вы найдете в школьных кабинетах как учебное пособие; эти пьесы будут специально приспособлены для постановок. Труппа одновременно продолжит ставить эти пьесы в их оригинальном виде и начнет предлагать новые версии спектаклей, которые будут созданы согласно двум правилам: "Во-первых, не навреди. Часть текста не нуждается в изменениях, часть - нуждается. Каждой команде предлагается рассмотреть пьесу строчка за строчкой и перевести на современный английский те строки, которые требуют перевода. Они не будут вырезать или редактировать сцены, драматурги не могут вносить изменения согласно личным политическим взглядам.

Во-вторых, должна быть сохранена та энергетика языка, которую вложил в пьесу Шекспир. Это означает, что драматург должен учитывать метр, рифму, ритм, метафоры, риторику, действия персонажа и мысль, заложенную в оригинальный текст. Это перевод, но не адаптация. Место и время действия и ключевые моменты останутся без изменений".

Следует отметить, что во многих театральных постановках шекспировских пьес язык сохранен, зато вырезано множество строк. Кроме того, на протяжении столетий “канонические” тексты сокращались, удлинялись, переписывались, переделывались и заново редактировались десятки раз. Так что, конечно, было бы несправедливо утверждать, будто данный проект беспрецедентно искажает пьесы и является серьезной угрозой для шекспировского наследия. Важно отметить, что новые пьесы для ОШФ - это шанс привлечь новую аудиторию, в то время как компания по-прежнему предлагает традиционные спектакли для всех остальных; это не замена, а дополнение.

В статье для "Уолл-стрит Джорнал", посвященной этому проекту, лингвист Джон МакУотер (давний сторонник мнения о том, что Шекспир довольно мудрен и его стало сложно понять) приветствует это решение. Он считает, что примерно каждое десятое слово в обычной пьесе Шекспира настолько непонятно, что стоит обновить все слова, смысл которых изменился и которые больше не существуют. Он полагает, что этот проект откроет наследие Барда для новой аудитории. МакУотер пишет:

"Это правда, что переведенный Шекспир - больше не Шекспир в строгом понимании. Но устраивает ли нас то, что Шекспир является по-настоящему значимым только для малочисленной элиты, если только не отредактирован вдоль и поперек или аккуратно не разобран на отрывки, в то время как большинство из нас делает реверансы во имя “культуры”, оставляя при себе свое замешательство? Должны ли мы старательно вчитываться в каждую страницу пьесы Шекспира, прежде чем идти смотреть спектакль?"

Конечно, было бы глупо забраковать новые пьесы, не видя, как они написаны, поставлены и приняты публикой. Они могут, как известно, стать хитами и привлечь толпы школьников.

Меня главным образом беспокоит сама идея того, что понимание каждого слова - это якобы цель просмотра или даже чтения пьес Шекспира. В первую очередь, приличная шекспировская постановка далека от того, чтобы её невозможно было понять. Если вы подготовитесь, прочтя основную фабулу пьесы, и позволите музыке речи нести себя по волнам повествования без того, чтобы вдаваться в каждую деталь, вы сможете сполна насладиться даже любительской постановкой. Черт, да мой учитель во втором классе прочел нам краткий пересказ "Макбета", чтобы подготовить нас к просмотру спектакля, который ставили шестиклассники. Мы были без ума от постановки и вполне понимали, что происходит на сцене, хотя пьесу ставили 12-летние актеры, которые запинались, произнося свои монологи.

Сколько непоседливых младшеклассников и подростков, которым плевать было на школу, влюбилось в киноверсии "Ромео и Джульетты" Франко Дзефирелли и База Лурмана? Благодаря последнему Леонардо Ди Каприо и Клэр Дэйнс стали секс-символами моего поколения, и я сомневаюсь, что каждый из нас понял каждое произнесенное ими слово. Признаюсь, что я млела от Итана Хоука в роли Гамлета в школьные годы, хотя и не понимала в точности, как заметил МакУотер, что имел в виду Полоний, когда он сказал: “Look thou character” - "И заруби-ка вот что на носу", буквально - "Ты смотри запиши" ("character" в этом случае - глагол). [Сложность для понимания фразы - в том, что из множества значений слова "character" Шекспировское - "сделать запись" - не самое ныне распространенное. - Прим. переводчика].

А еще я преподавала Шекспира в девятом классе средней школы Нью-Йорка и как репетитор занималась со студентами изучением "Отелло", "Макбета", "Ромео и Джульетты". В то время как учить их языку зачастую трудно — и я обнаружила, что упрощенные переводы как учебное пособие довольно полезный инструмент, — сами по себе спектакли, которые смотрели дети, почти всегда их увлекали и были им интересны.

Красота Шекспира, по крайней мере - для меня, кроется в пробелах понимания. Мы можем смотреть пьесу и просто восхищаться, и понимать, что хотя некоторые слова и архаичны, а некоторые монологи пролетают мимо сознания, те вещи, которые заставляют людей смеяться, плакать, совершать фатальные ошибки, гнаться за властью и падать носом в грязь, со временем остаются до ужаса похожими.

Сочетание эмоциональной силы и поэтичности языка, подобранного Шекспиром, - если зритель не станет вдаваться в каждую деталь, - абсолютно трансцендентно — и создает другой уровень понимания.

В целом, считаю важным, чтобы люди — молодые и старые — поддавались воздействию художественных произведений, которые они не могут дословно постичь, но тем не менее находят красивыми и полными смысла. В наши дни мы можем погуглить незнакомые умные понятия или использовать приложение, чтобы узнать, что за песня играет, что означают иностранные слова, где мы находимся и что происходит вокруг нас. Засесть за содержательные и вдохновляющие Шекспировские пьесы - это прекрасный антитезис к этому аспекту нашей культуры, которая достойна сохранения.

Противоположное мнение можно посмотреть на английском тут: http://www.studio360.org/story/does-shakespeare-need-an-english-translator/


Детали проекта


Read in English: http://www.playbill.com/news/article/36-playwrights-named-to-translate-shakespeare-plays-into-modern-english-see-whos-doing-midsummer-nights-dream-364827?r=n 



Первое фолио, 1623 



Названы 36 драматургов, которые "переведут" пьесы Шекспира на современный английский язык. 

Автор: Эндрю Ганз

Орегонский Шекспировский фестиваль объявил имена 36 драматургов, которые "переведут" 39 пьес Уильяма Шекспира на современный английский в рамках трехлетнего спецпроекта, озаглавленного "Play on! 36 playwrights translate Shakespeare" ("Продолжаем игру! 36 драматургов переводят Шекспира"). Среди них - либреттист "Avenue Q" Джефф Уайти ("Сон в летнюю ночь") и лауреат стипендии МакАртура для гениев Луис Альфаро - ("Генрих IV", Часть 2-я).

Согласно заявлению для прессы, среди целей проекта - "Сделать пьесы Шекспира более понятными и близкими, а также заинтересовать и вдохновить театральных зрителей и специалистов, студентов, преподавателей и ученых".

"Мы начали этот проект с "А что, если?", - говорит Луи Морган Дути, директор Орегонского фестиваля по литературному развитию и драматургии. - Есть различия между ранним новоанглийским языком Шекспира и современным английским языком. Что будет, если мы посмотрим на язык этих пьес через призму драматургов? Сможем ли мы лучше понять, как они устроены? Поможет ли это нам увидеть их по-другому? "Перевод" - это не самое адекватное слово, потому что это подразумевает дословную замену, но это не то, что мы делаем. Мне хотелось бы гораздо более тонкого подхода. Но мне нравится строгость этого определения - "перевод". Больше всего меня волнует то, кто будет углубляться в эти тексты. Мы пригласили на проект 36 драматургов и попросили их заглянуть в пьесы и понять, как они сделаны. Писатели получат огромную радость, следуя по пятам самого великого поэта и драматурга в мире. Это будет самое гиковское упражнение, которое когда-либо было проделано".

Проект предполагает, что за каждой из 39 пьес, приписываемых Шекспиру, будут закреплены свои драматурги. Пилотный "перевод" в этом проекте был сделан Кеннетом Кавандар - это была пьеса "Тимон Афинский", которую представили на шекспировском фестивале в Алабаме в 2014 году. Сейчас готовятся к выходу три "перевода": "Перикл" будет показан в Орландо, "Два знатных родича" - в университете штата Юта и "Буря" - на алабамском шекспировском фестивале.

Полный список драматургов, которые замахнутся на Шекспира - в английском источнике: http://www.playbill.com/news/article/36-playwrights-named-to-translate-shakespeare-plays-into-modern-english-see-whos-doing-midsummer-nights-dream-364827?r=n

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: