понедельник, 11 января 2016 г.

Ричард Второй. Рецензия на живой спектакль, НОВУЮ ВЕРСИЮ. Лондон. 2016 г.

Автор: Nel6
Оригинал записи: http://nel6.livejournal.com/330315.html

Три Ричарда


Писать про Ричарда с нуля я, конечно, не буду. Кто не видел, про постановку я уже писала здесь: nel6.livejournal.com/315160.html.


 

Безусловно, вживую это совсем другой опыт. Это понятно всем и так, но когда сидишь в зале, поражаешься тому, насколько это так. Плюс, свою роль сыграл и отчасти измененный состав, который местами понравился мне больше старого, а местами сильно меньше. Наверное, самым ярким примером будет Болинбрук в исполнении Джаспера Бриттона. Я еще не успела посмотреть Генриха Четвертого, и это даже хорошо, все в логичном порядке. Мне рассказали, что Генрих из Ричарда и Генрих из собственной пьесы - действительно один персонаж, что особенно важно сейчас, когда четыре пьесы - с Ричарда Второго по Генриха Пятого - пустят подряд марафоном. Однако не могу не сказать, что в исполнении Линдси Болинбрук мне нравился больше. Его Гарри был простым, прямым мужиком, который в принципе был довольно честен. Грубоватый и несколько неотесанный, он не вызывал сомнений в том, что может быть любимцем простого народа, особенно на контрасте с Ричардом. И он ни разу не был лишен моральных принципов. Не самый милый чувак, он во многом был правым, и в свою правоту до поры честно верил. Гарри Бриттона совершенно другой. Он откровенный интриган и актер, постоянно играющий на публику, будь этой публикой хоть простой народ, хоть король, хоть друзья, хоть собственный отец или дядя Йорк. Он так акцентирует текст, что у меня чуть ли не создалось ощущение, будто он каким-то магическим образом подстроил все с самого начала, еще до первой строчки пьесы решив подвинуть кузена с трона. В любом случае, когда подворачивается шанс, он без всяких сомнений идет напролом. С Болинбруком Линдси я долго верила в то, что он поначалу и правда шел только за своим, а уже в процессе все завертелось. Болинбрук Бриттона знал, что идет за короной, с той минуты, как взошел на палубу корабля. На мой взгляд, это неправильно. Все-таки не должен он быть такой уж беспринципной сволочью. С одной стороны, опять-таки из-за контраста - в начале пьесы Болинбрук должен вызывать больше сочувствия на фоне бесчинствующего Ричарда. С другой же, в конце после убийства Ричарда куда приятнее видеть на его лице искреннее раскаяние, а не страх за себя. Да и на сцене отречения замена актера сказалась - если первый Гарри чувствовал себя перед поверженным Ричардом откровенно неуютно и некомфортно, то Гарри второй просто стоит и насмехается над ним, не уступая позиции властителя сцены. Это не принижает Ричарда, но очень сильно опускает самого будущего короля Генриха. Посмотрю его пьесу, смогу сказать больше, но пока так.

Мне совершенно не понравилась королева Ричарда. Первая была такая волшебная любящая мужа фея, хрупкая и прекрасная в своем хрупком мужестве. Эта же вообще непонятно, чего на сцене делает. Никакой любви к мужу она передать не смогла, коннекта между ними не было, трогательные прощальные поцелуи практически свелись на нет, и даже слезу она ни разу не уронила туда, куда было положено в сцене с садовником. Не умная, не чувственная, не волшебная. Не вдохновила меня никак.

Не понравился мне так же и новый Мобри. Это не бог весть какая трагедия, но у Мобри есть один принципиально важный момент в пьесе. Когда Болинбрук требует, чтобы тот признался в убийстве дяди, Мобри смотрит на Ричарда, отдавшего ему приказ умертвить дядю, и отвечает "нет". Первый Мобри сделал из этих секунд мини шедевр - этот долгий взгляд Ричарду в глаза, эта легкая усмешка, "вот как, король, решил меня изгнать за мою верность? А вдруг я расскажу? Как тебе? Боишься... Я не ты, я не предатель, смотри же, как я предан тебе до конца, хоть ты и последняя гнида". Все это в одном взгляде. Пробирает до печенок, как и ответный показушно надменный взгляд Ричарда. А второй Мобри даже паузу толком ни разу не выдержал. Такой сильный момент запорол, бу.

Зато мне намного больше понравился в роли Гонта Джулиан Гловер. В нем было меньше эмоционального надрыва, но больше внутренней силы. И монолог про Англию был крайне впечатляющ. Если в первой версии Гонт сразу начал его с ноты отчаяния, то здесь он начал с восторга и радости, и Йорк ему в ответ отвечал согласно улыбкой, и тем мощнее был удар, когда от описаний благ родной страны Гонт переходил к нынешнему положению дел. От его проклятия в адрес Ричарда так и вовсе мурашки скакали по всему телу.


И намного больше мне понравился Омерл, вот прямо сильно намного больше. Тот скользкий какой-то был, а этот реально показал драму человека, загнанного в угол. К тому же, их, видимо, задрали вопросы про смысл поцелуя между Омерлом и Ричардом, потому что в этом цикле поцелуй уже не оставляет никаких сомнений - он действительно любовный. Причем со стороны Омерла даже больше, чем со стороны Ричарда. При этом все было все три раза сделано невероятно тонко и возвышенно, никакой похоти, которая сама по себе неплоха, но была бы чудовищно неуместна здесь. Но и сомнения тоже были устранены. Это все еще символ, но в данном случае символ не, к примеру, дружбы, а утраченных возможностей в искреннем и чистом любовном чувстве. Очень проникновенно это было сыграно каждый раз, но особенно в последний, когда Ричард запрокинул голову и глядел в небо, пока Омерл трогательно сопел ему в ключицу, держа за руку. Удивительно было то, как каждый раз на этой сцене замирал зал. Тишина стояла такая, словно и нет никакой публики, что, разумеется, только прибавляло столь душевно интимной сцене мощи. И потом в Омерле четко прослеживалось и отчаяние, и отвращение к себе, и раскаяние, и страх, и понимание безвыходности ситуации. Он пытался поучаствовать в заговоре против Генриха, у него не вышло, и ему пришлось выбирать между жизнью не только истинного короля, но и любимого человека, и своей. Или по крайней мере, так ему в его агонии показалось.

Ну а теперь, собственно, к самому Теннанту. Хотя нет, Теннанта там не было вообще. Сколько я ни силилась его отыскать в человеке передо мной, я не нашла ни тени. Это действительно фантастическое чувство, смотреть на живого мифического короля. Он мог бы сыграть Трандуила, он мог бы сыграть и куда более крутых эльфийских королей, вот ни разу не сомневаюсь, потому что он умеет играть миф. На втором моем спектакле я сидела в первом ряду (залипая на безумно красивые ткани костюмов, которые раньше не могла рассмотреть), и король прошелся взглядом по нам. По мне, слава богу, не попал. Слава богу потому, что я от этого взгляда похолодела и окаменела всем существом. Передо мной действительно был человек, в чьей власти вершить судьбы. И одарить ему так же легко, как казнить, и в нем нет ни капли сомнения. Жутко, я вам скажу, крайне жутко.


Про его харизму - харизму именно Ричарда - я уже говорила, и могу только подтвердить, что живьем от него взгляда оторвать нельзя. Он всепоглощающ, даже когда стоит спиной к зрителю в глубине сцены. Он переливается всеми оттенками малейших эмоций и лучится подчеркнуто нечеловеческой красотой. Когда же он стоял во всем шике золота в лучах игравших солнце софитов, глаза реально жмурились - он был ослепителен. Не знаю, таким ли был Король-Солнце, и бывали ли такими другие короли минулых лет, но если да, я понимаю, откуда вообще взялась идея святости и чуть ли не сакральности королевской персоны - человек с такой харизмой вполне смахивает на помазанника Божьего. Офигительный Король. Меня прямо пришибло. И такой контраст, когда Дэвид выбегает на поклон в трогательных белых тапочках, все еще в той же робе и с теми же волосами, а от Ричарда не осталось ничего, и в первую очередь его не осталось в глазах. И ты стоишь, хлопаешь от переизбытка восторга и думаешь, а Ричард где? Невероятно круто это сыграно, прожито, прочувствованно, что угодно.

Три же Ричарда не потому, что смотрела его три раза, а потому, что каждый раз я видела другого короля. Ричард, как не сказал еще только ленивый, великолепный актер. Именно Ричард, я не заговариваюсь. Поэтому каждый раз он представал по-новому. В первый раз это был ироничный король, язвительный и капризный. Во второй - философски настроенный, удрученный и уязвимый. А в третий... а в третий раз Ричард не играл. Он был собой, он был честен, он не играл ролей. И это было убийственное зрелище, столько в нем было ярости, мощи, горделивости, ранимости, обиды и праведности во втором акте, глубинного чувства. Как-то вот он вышел на сцену с этой дикой эмоцией искренности, и так до последней сцены ей и не изменил. И это было так мощно, что из зала народ выползал. Девочки не дадут соврать, мы все были пришибленные - длинные паузы между фразами и задумчивые лица. Это большая честь и большое счастье, воочию узреть не прячущегося за масками Его Королевское Величество Ричарда Второго. Этот спектакль мне понравился даже сильнее, чем запись, а уж у записи, выученной наизусть, была большая фора. И я очень рада, что цветы ему в ноги бросили именно после этого представления, и даже не потому, что Дэвид с жутко хитрым и насмешливым лицом пихнул одну гвоздику Джасперу.

В общем, в очередной раз поразилась я тому, как судьба дает мне возможности увидеть великое и прекрасное, даже когда я умудряюсь пропустить его первый бенефис. Непередаваемое удовольствие я получила. Нет ничего сильнее хорошего театра, все-таки, ничего.


 



Ну и последнее. Почему-то только сейчас до меня дошел один момент. Что Ричард на пляже отпустил своих солдат. Не забурился в замке, спрятавшись за спинами других, а принял судьбу и спас их жизни, выходя с судьбой один на один. Все-таки истинного короля Шекспир описал. Настоящего.

UPD. Дополнение 20.01.16 http://nel6.livejournal.com/332381.html

Переживания,  связанные с искусством, сродни наркотику, причем очень сильному. Порой достаточно уже одной дозы, чтобы стать законченным торчком. Одно дело, если это что-то, чем можно ширнуться в любое время, вроде музыки. Да, достает, что вместо того, чтобы расширять кругозор и слушать все время новое, ты как идиот пускаешь любимое по тысячному кругу. Но в момент ломки на такие вещи совершенно наплевать, думать можешь только о дозе, а получив ее - о кайфе. Намного хуже, когда за дозой приходится побегать. Например, поехать в другую страну, потому что ваш организм требует себе того самого Дюрера, другой Дюрер его не удовлетворяет, знать он ничего не хочет, картинка в интернете только усиливает симптомы. Накрозависимость от мест действует так же - как приспичит куда-то вернуться, хоть вешайся. Но и это еще не так смертельно, в конце концов, можно поднапрячься и поехать, ну или хотя бы вечно тешить себя тем, что еще успеется. Самое страшное, это когда переживание было одноразовым, событийным, и ты точно знаешь, что такого больше никогда не будет. Возможно, будет очень похожее, но точно не такое. Ну вот как Сакураи не даст больше таких концертов Мортал, как Морри - таких концертов Солитьюд, даже если вернется к формату совершенного сольного камерного выступления. Как Теннант больше не сыграет Ричарда так, как играл его те три моих раза - вот ТАК больше не сыграет, сколько бы еще раз он не вышел на сцену в одеянии короля. Возможно, сыграет даже круче. Но уже точно не так. А организм требует. Дайте ему того самого Сакураи, того самого Морри, того самого Теннанта, тех самых Радиохэд, и вот еще тот самый Генезис Луна Си, пожалуйста, а там он типа посмотрит. Память ненадежна, к сожалению, мы не эльфы, чтобы помнить абсолютно все, и крайне обидно терять картинку по кусочкам. Нет, самое сильное остается. Но уже не все целиком, не каждая секунда каждого часа. Очень обидно.

Мало того, что живой театр - гениальнейшее порождение человека, мало того, что оно еще и одно из самых мимолетных искусств, существующее только здесь и сейчас, и даже записи не могут этого изменить. Оно к тому же еще постоянно трансформируется. Поэтому так полезно ходить на одну постановку несколько раз - если она талантлива, если ее делают талантливые люди, она каждый раз будет новой, и общая, целостная картина сложится только по совокупности. То есть, только увидев всех Ричардов Теннанта, можно сложить представление о том, как он понял эту роль. Так что у всех нас картина неокончена.

Очень пробрало меня то, насколько каждый раз это был разный король, и насколько при этом он всегда был тот самый. Как по-разному звучали акценты, шутки, философия. Насколько иначе каждый раз была проиграна каждая сцена. Насколько круто его партнерам - ведь это всегда свежо, и реагировать нужно тоже по-разному, потому что сверженный король, чинно и похозяйски усевшийся на уже не свой трон, и тот же сверженный король, запрыгнувший на священное кресло с ногами - это категорически разные символы и психологические переживания. Это бесконечное количество вариаций на тему, как каждый человек мог бы повести себя в жизни в одной и той же ситуации, будь у него возможность пережить ее несколько раз, но каждый раз заново и не зная о разах предыдущих. Театр - единственное место, где это возможно. И если это хороший театр, это Случится. И это настоящее чудо.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: