понедельник, 11 апреля 2016 г.

Antony Sher. Shakespeare's 400th anniversary: Celebrating heroism, debauchery and unsparing human truths | Перевод на русский

Перевели статью Энтони Шера, который написал ее для The Independent во время гастролей труппы в Китае. И украсили фотографиями гастролей в США, вот такие мы загадочные ))) 

Photos: Richard Termine


400 лет со дня смерти Шекспира: торжество героизма, распутства и беспощадных истин


В четвёртой части нашей серии статей, посвящённых 400-летней годовщине со дня смерти Шекспира, Энтони Шер воздаёт должное его уникальной по своему богатству исторической дилогии.

Автор: Энтони Шер, 9 марта 2016 года
Перевод: Юлия Гаврилова

Меня часто спрашивают, какая пьеса Шекспира - моя любимая. Я всегда отвечаю одинаково: та, в которой я играю в настоящий момент.

Поэтому сейчас это - "Генрих IV", части I и II, с которыми мы сейчас находимся в туре по всему миру.

Что мне нравится в этих двух пьесах, это представленная в них огромная, всесторонняя картина Англии: от страстных политических конфликтов при дворе короля Генриха IV до буйных ночей и утреннего похмелья в таверне "Свиная Голова" в Истчипе, от беспорядочной жестокости битвы при Шрусбери до мирного и глуповатого дома судьи Шэллоу в Глостершире.

А какую галерею характеров являет собой Англия! Король, который в бытность свою Болингброком незаконно узурпировал трон Ричарда II, теперь болен, подвержен гневу и терзаем чувством вины.




Принц Хэл, который проходит путь от дикой, бесшабашной юности до трезвой, нелёгкой ответственности королевской доли. Голодный до битв Хотспер, предводитель мятежников. Красноносый Бардольф, взрывной Пистоль, абсурдные Шэллоу и Сайленс. А какие женщины! Леди Перси, такая же пламенная, как и её муж Хотспер. Ветреная хозяйка трактира Мистрис Куикли, которая то бранит, то обожает. Молодая проститутка Долл Тершит, которая на удивление нежно привязана к старому толстому сэру Джону Фальстафу...


Так как я играю именно Фальстафа, то и отношусь к нему с особым вниманием. Известный американский шекспировед Харольд Блум однажды сказал, что Гамлет и Фальстаф являются величайшими творениями Барда. Фальстаф - поразительный сеятель анархии и хаоса. Он шокирует нас даже сейчас, что уж говорить о современниках Шекспира! Человек, который, пока другие бьются насмерть и проливают кровь на поле битвы, заявляет, что честь - ничто ("Она не более как щит с гербом, который несут за гробом"), что он измождён ("Я горяч, как расплавленный свинец, и так же тяжел"), и что лучше всего вообще притвориться мёртвым ("Но притвориться мертвым, в то время как ты жив, значит вовсе даже и не притворяться").

Фальстаф - лгун и обманщик, разбойник и вор. Зажравшийся алкоголик и трепач. Он совершенно никудышный друг: стоит только кому-нибудь уйти со сцены, как он тут же начинает у него за спиной его опускать - и Хэла, и Пойнса, и Шеллоу, всех.

А мы всё равно его любим. Мы, зрители, любим его. Почему? Потому что это один из талантов Шекспира или, если хотите, из его фокусов. В своём постоянном стремлении показать нам самих себя, он показывает нам отражение как хорошего в нас, так и плохого. Поэтому мы с таким упоением внимаем, например, Ричарду III или Яго, когда они раскрывают перед нами свои ужасные помыслы, хотя в реальной жизни мы обходили бы таких людей за версту. Но в театре наша безопасность - это... занавес. Невидимый и всепобеждающий, он разделяет нас и их, поэтому мы молча одобряем их аморальность и даже порой радуемся их торжеству. Просто в них мы узнаём самих себя, ведь в каждом из нас тайно есть и Джекилл, и Хайд.


Фальстаф, конечно же, не такой кровавый, как Ричард III или Яго, но и он тоже - чудовище, и как человек, сыгравший все три роли, я могу свидетельствовать, что они особо лакомые персонажи для зрителя. Но просто показать, насколько Фальстаф возмутителен, Шекспиру недостаточно. Он уготовил толстому рыцарю жестокий и одинокий конец. В начале Первой части Хэл и Фальстаф - закадычные друзья, но Вторая часть заканчивается тем, что Хэл, теперь уже Генрих V, отрекается от Фальстафа: "Старик, с тобой я незнаком."

По моему мнению, эта сцена - блестящий образец Шекспировского гения, потому что она демонстрирует беспощадную правду о том, каков человек. Хэл должен отвергнуть Фальстафа. Хэл - король, а в сердце нового правителя Англии нет места сеятелям хаоса и анархии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: