воскресенье, 1 мая 2016 г.

Byron Mondahl: I used to hate Shakespeare | Перевод на русский

Шекспир заразен. Об этом написал пару месяцев назад в блоге RSC актер труппы Байрон Мондаль. А Юлия Гаврилова любезно перевела для нашего блога.


Read in English: https://www.rsc.org.uk/blogs/whispers-from-the-wings/i-used-to-hate-shakespeare

Когда-то я ненавидел Шекспира


Когда-то я ненавидел Шекспира. Виной тому был учитель английского, который был у меня в Южной Африке. Тем не менее, мне приходилось его изучать. Всё, что я помню с уроков английского - это то, как мой учитель монотонно бубнил себе под нос, пока я, спасаясь от этого, рисовал какие-то узоры мягким карандашом. Когда дело доходило до экзамена и мне всё-таки приходилось иметь дело с текстом, от отчаяния мне частенько хотелось зашвырнуть эту писанину куда подальше через всю комнату. Какого чёрта мы это изучаем? Я любил театр, но тот Шекспир со школьных уроков не имел ничего общего ни со мной, ни с миром, который меня окружал. И потом, все эти его нескончаемые слова...

Я никогда не забуду лицо моего отца, когда я сказал ему, что хочу стать актёром. Оно выражало такую степень непонимания, как если бы я сказал ему, что моя левая нога только что проросла побегами фасоли. Затем он покачал головой и глубокомысленно посоветовал мне стать водопроводчиком. Мы с отцом годами спорили на тему "быть актёром или не быть актёром". Я хотел стать актёром, но отец не желал, чтоб я им был. Теперь я понимаю, что он просто боялся, что мои мечты никогда не осуществятся, я не смогу зарабатывать на жизнь и мне будет трудно сводить концы с концами.

Что ж, он был прав. Как актёру, тебе приходится пройти через многое, не имея при этом никаких гарантий. То, к чему ты стремишься всегда кажется безнадёжно далёким. Недостижимым. Даже квартплата. Твои мечты кажутся инфантильными фантазиями, которые то служат тебе защитой и поводом для гордости, то временами ты просто вынужден засовывать их куда подальше.

Но и я был тоже прав. Актёрство - это единственное, чем мне действительно хотелось заниматься. Оно было моей религией, способом совладать с таким пугающим и беспорядочным миром. Не важно, сколько книг было написано об актёрском мастерстве, в нём всё равно остаётся нечто непостижимое, не поддающееся определению. Я чувствовал потребность в этой тайне, она подпитывала меня, и за всё время, что я следовал этой стезе, она многому меня научила - и о мире, и обо мне самом. Это увлекательное путешествие, если, конечно, вам по душе ненавистная неопределённость. Но либо ты научишься её любить, либо это путешествие не для тебя.

Я познакомился с Грегом Дораном и Энтони Шером в Южной Африке, когда они ставили "Тита Андроника" в "Market Theatre" в Йоханнесбурге с южноафриканскими актёрами. Больше всего мне тогда запомнилось чувство, что RSC - это первоклассное место работы.

Но Шекспира я ненавидел по-прежнему. Пока одна дама по имени Бонни Харрен-Мич, руководитель курса для иностранных студентов Школы Бристольского Театра Олд Вик, не предоставила мне место на этом курсе. Совершенно неожиданно я на целый год с головой погрузился в Шекспира. Шекспир был повсюду, и постепенно эта школа и её талантливые учителя - сама Бонни, Дэвид Коллинз, поставивший с моим классом "Сон в летнюю ночь", мой педагог по сценической речи Кейт Ферт - стали вызывать перемены во мне.

И когда я снова посмотрел "Тита Андроника" в постановке Эндрю Хилтона в культурном центре "Табачная фабрика" в Бристоле, вся моя жизнь и понимание вещей перевернулись. Я никогда не забуду, как смотрел эту абсурдную и кровавую пьесу, до крайности жестокую, и узнавал в ней свою жизнь. У меня было такое чувство, будто она разговаривала со мной, и более того, будто я ей отвечал - пятистопным ямбом! Я вдруг понял каждое слово, и к концу спектакля я, наконец, понял, почему так много людей вокруг меня так страстно преданы этому давно умершему драматургу. И у меня появилась новая мечта.

Шекспир завладел мной и не желает отпускать, и я смог осуществить свою мечту - именно мечту, ни много ни мало - вот уже 9 лет я обязательно раз в год посвящаю себя ему. Но тогда я особенно проникся к нему уважением за его широчайшее понимание человеческой жизни. Я заразился этим и полюбил слова, чему сам был немало удивлён.

Вот так я внезапно и стал классическим актёром в Англии, со скромной и немного иррациональной мечтой - работать в Королевской Шекспировской Компании. Один мой друг написал письмо Грегу Дорану, и я неожиданно получил телефонный звонок о том, что Грег хотел бы встретиться со мной, поэтому не мог бы я подготовить что-нибудь, чтобы показать ему. И вот я уже в Лондоне, в офисе RSC, вглядываюсь в бюст Шекспира в приёмной и в изумлении думаю, смею ли я вообще мечтать о том, что если бы мне вдруг повезло... нет, о чём это я. Абсурд.

Прошло шесть месяцев, я не позволял себе чересчур погружаться в подобные мысли, и был этому рад. Я сидел за обедом, это был мой первый день репетиций пьесы-сказки в Танбридж Уэллсе, и вдруг получил е-мэйл: мне предлагают роль в "Гамлете"... они серьёзно? и в "Цимбелине"... нет, не может быть... и в "Короле Лире".... ЧТО??? Согласны ли вы на годичный контракт? Да со мной такого за всю мою карьеру ни разу не случалось! Меня приглашают погрузиться в мир вечно живого драматурга, которого я безмерно люблю и которым восхищаюсь. Меня приглашают играть в Стратфорде-на-Эйвоне. И ещё спрашивают, согласен ли я?

И это после 20 лет мечтаний, в осуществление которых я, признаться, не особенно верил, но всё равно усердно работал, в надежде, что они сбудутся. После 20 лет финансовой нестабильности, когда я порой задавался вопросом: а что, если отец был прав, и даже начинал читать самоучители "Как стать водопроводчиком. Первые шаги". После 20 лет искушения собственной судьбы и борьбы с отчаянием, когда скромное вознаграждение, которое удавалось иногда получить, ценилось на вес золота. И, наконец, этот email. Я не мог оторвать от него глаз, перечитывая снова и снова. Ведь он гласил: смотри, мечты сбываются, ты - в RSC.

Байрон Мондал


Байрон Мондал любит рассуждать и писать о неуловимом искусстве актёрского мастерства. Впервые он начал играть у себя на Родине - в Южной Африке, но с 2005 года живёт в Великобритании, где учился в Школе Бристольского Театра Олд Вик. Он преподавал английский язык на острове Тайвань, а так же смог сбросить 38 килограммов и круто изменить свою жизнь к лучшему.

1 комментарий:

Еще интересно: