четверг, 26 мая 2016 г.

From Stratford to Shanghai: the Royal Shakespeare Company tours China | Перевод на русский

У актеров Королевской шекспировской труппы есть традиция... Они все 31 декабря пишут дневники или книги. На самом деле, нет никакой традиции, но многие актеры действительно пишут. Сегодня у нас перевод дневника чудесного Оливера Форда Дэвиса, который он вел во время гастролей труппы в Китае. 




От Стратфорда до Шанхая: гастроли Королевской Шекспировской Компании в Китае


Китайские зрители уже очень хорошо знакомы с "Гамлетом" и"Макбетом", но как они отнесутся к историческим пьесам? Три из них Королевская Шекспировская Компания привезла в Пекин, Шанхай и Гонконг. Предлагаем вам дневник актёра Оливера Форда Дэйвиса с гастролей в Китае.

Автор: Оливер Форд Дэвис. 8 марта 2016
Перевод: Юлия Гаврилова

Пекин


Труппа RSC сейчас находится в Пекине со спектаклями "Генрих IV, части I и II" и "Генрих V" в постановке Грегори Дорана. Эти пьесы в Китае не особенно известны. Мы высадились приличным десантом: всего нас 72 человека, включая актёров, музыкантов, прочий персонал, и 48 тонн декораций и оборудования. Всё это стало возможным благодаря спонсорской поддержке Британского Правительства, Министерства Культуры Китая и компании JP Morgan. Наш посол в Китае Барбара Вудворд рассказала нам, что мы продолжаем традиции 2105 года - года культурного обмена между Великобританией и Китаем, в рамках которого стартовал действующий до сих пор международный проект Британского Совета Shakespeare Lives. Так что и мы, и Шекспир являемся, можно сказать, двумя зубцами одной замысловатой дипломатической миссии.

Как туристы мы посетили Великую Китайскую Стену, Запретный город и красивейший Ламаистский храм с 55-футовой статуей Будды, выполненной из сандалового дерева. Мы играем спектакли в Национальном центре исполнительских искусств - громадном комплексе, в вмещающем в себя оперный театр, концертный зал и наш театр. Этот комплекс носит очень верное прозвище - Яйцо и по виду напоминает Конференц-центр в Гейтсхеде, только в три раза больше. Мы ездим на тех же лифтах, что и артисты Пекинского балета. Но с китайским персоналом всем приходится общаться через переводчика, в этом технический прогресс здесь всё ещё запаздывает.


Не будучи задействованным в "Генрихе IV, части I", я сижу в зрительном зале и неожиданно для себя начинаю заново оценивать эту очень знакомую мне пьесу. Внезапно она кажется мне незнакомой и очень дерзкой. Она начинается с бунта военных лидеров против короля (это так по-китайски), но затем Фальстаф (Энтони Шер) - этот анархист и распутник - переключает всё внимание с исторических событий на себя. Хотя бывает, что публика начинает хохотать над субтитрами ещё до того, как он произнесёт очередную остроту. Нас предупреждали, что во время спектакля зрители могут разговаривать между собой, говорить по телефону, есть, снимать видео, но на самом деле они очень тихие и сосредоточенные. Они подбадривают нас и много аплодируют. Кажется, они нас полюбили.

Шанхай


Следующая остановка - Шанхай, этот причудливый микс из Чикаго, Лестер Сквер, ар деко 1930-х, высоченных зданий финансовых центров и переулков рабочего класса, где стрит-фуд стоит полтора фунта. Здесь мы играем уже в другом огромном театральном комплексе в красивом Народном парке - бывшем Старом Ипподроме, символе западного декаданса. Мы являемся частью Шекспировского сезона: Шанхайский балет поставил "Гамлета", в кинотеатрах транслируют оперу "Макбет" из Метрополитен-Опера и показывают "Гамлета" с Камбербетчем, Марк Элдер приехал на гастроли со своим оркестром Hallé.


Lyric Theatre вмещает 1600 зрителей и имеет превосходную акустику. Все 4 представления проходят с аншлагом. Публика здесь более отзывчивая, чем в Пекине, хотя иногда их реакция удивительна: когда король Генрих IV (Саймон Торп) обнаруживает, что его корону украли, а затем умирает не в том Иерусалиме, где ожидал, зрителям очень весело. Им нравится, как французская принцесса (Дженнифер Кирби) неправильно произносит по-английски названия частей тела. А уж когда она перехватывает инициативу и целует добивающегося её расположения Генриха (Алекс Хэссел) - хотя обычно бывает наоборот - женщины в зале просто сходят с ума.

После одного из спектаклей мы отвечали на вопросы зрителей, и после традиционных вопросов о репетициях и страхе перед выходом на сцену один молодой человек спросил, почему мы смеёмся над французами - на что сложно ответить вкратце. Я начал было думать, над кем из своих соседей так же смеются китайцы, но решил, что подобными аналогиями можно нарваться на дипломатический скандал.

Мы посетили Шанхайскую Оперу Куньцюй, и её директор, Хаохао Гу, призналась нам, что её настолько тронул наш Шекспир, что она хотела бы поделиться с нами творением "китайского Шекспира" - драматурга Тан Сяньцзу (умер в 1616 году). Для нас разыграли небольшое специальное представление, и затем показали, как они репетируют движения, придуманные 600 лет назад. Очень впечатляюще.

Гонконг


После холодного Пекина и весеннего Шанхая - мы в субтропическом Гонконге. Наш отель окружён ещё строящимися объектами, впрочем Гонконг сам - одна большая стройплощадка. Современные здания уже давно затмили размерами, но никак не влиянием, шедевр Нормана Фостера - здание банка HSBC, построенное в 1985 году. В последний раз я был здесь в 1989 году и с тех пор город стал больше раза в четыре.


Мы играем в более камерном Lyric theatre при Академии исполнительских искусств. Аудитория здесь, конечно, гораздо более британская и англоговорящая, им уже знакомы эти пьесы, в особенности "Генрих V", и потому они более рассудительны, хотя и щедры, в своих оценках. Наконец-то и мой Судья Шеллоу вместе с Сайленсом Джима Хупера получают свою долю зрительского смеха за свои размышления о бренности бытия.

Перед отъездом из Великобритании мы беспокоились, что нам придётся выступать в основном перед верхушкой китайского среднего класса, для которых Шекспир, возможно, является более неким литературным символом определённого статуса, нежели развлечением. Но публика - или же сам Шекспир - опровергли наши опасения. Китайцы хорошо знают несколько пьес Шекспира - "Гамлета", "Макбета", "Ромео и Джульетту", и неожиданно особо любимого "Венецианского купца", но и на не столь известные исторические пьесы они реагировали чутко и с сопереживанием.

Все эти персонажи оказались близки и понятны. Мучимый бессонницей король, плейбой-принц, ставший надёжным лидером, самонадеянные лорды, безумец Хотспер, его любящая и скорбящая вдова, хвастливый солдафон и трус Пистоль, аморальный распутник Фальстаф и хозяйка таверны, которую он так легко обманывает - китайская публика приняла их как родных. А значит, всемирная ценность Шекспира - это не навязанное клише, а настоящая реальность всего мира.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: