понедельник, 30 мая 2016 г.

Russell T. Davies: My 42-year Dream | Перевод на русский

Благодаря Юле Гавриловой у нас есть перевод статьи в Radio Times Расселла Т. Дэвиса про его "Сон в летнюю ночь", премьера которого уже сегодня! Днем напомним, где и когда смотреть. А пока читаем рассказ Расселла о пьесе, о Шекспире, о том, как делался фильм - неповторимый слог и юмор Расселла прилагаются. Скриншоты RT по ссылке!



Рассел Т. Дэвис: Мой «Сон» длиной в 42 года


Эта пьеса изменила мою жизнь. Когда мне было 11 лет, моя совсем новая средняя школа в Суонси была закрыта из-за знаменитого скандала 70-х, разгоревшегося из-за высокоалюминатного цемента. Тогда обнаружили, что вся школа была построена как раз с использованием этого высокоглинозёмистого цемента, имевшего мерзкую тенденцию к разрушению. Поэтому, пока нашу школу перестраивали, две тысячи учеников были пристроены во временные корпуса, состоявшие из вагончиков и грязи.

А как же школьный театр? Мою преподавательницу драмы, Сесили Хьюз, это ничуть не испугало. Даже наоборот, вдохновило. В одном из школьных помещений не было того злосчастного цемента, поэтому Сесили объявила: «Мы устроим театр в спортзале!» Вот так и получилось, что мы стали ставить Шекспира прямо на площадке — ни сцены, ни кулис, ни декораций. Пьеса получилась дикой, раскрепощённой и свободной, шумной, с акробатическими трюками, где феи порхали с одной перекладины на другую и прыгали через спортивного «коня». Это было восхитительно! Сесили дала мне роль ткача Основы. Газета The South Wales Evening Post назвала меня «прирождённым комиком», хотя было бы глупо, если бы я столько лет хранил ту газетную вырезку. Хм...

Всё дело в том, что я любил Сесили. Наша школа была до абсурдного строгой, директор даже вырвал изображения голых мужчины и женщины из учебника биологии — а вдруг они бы нас на что-нибудь вдохновили. С ума сойти, какую пользу это мне принесло.  И среди всего этого Сесили — мы знали её имя, что было довольно редко для учителей в то время — была голосом света и жизни. Её уроки драмы были для меня бегством от действительности.

С помощью Сесили я открыл для себя актёрство, драму, комедию и самое ценное — дружбу людей, объединённых общей задачей — творить. Она проводила с нами репетиции даже в субботу утром, и с тех пор по выходным я всегда работаю. Она пробудила во мне ту любовь к драме, которая стала моей жизнью.

Сесили посоветовала мне присоединиться к труппе театра West Glamorgan Youth Theatre, которым руководил Годфри Эванс — ещё один удивительный гений и наставник. Через несколько лет, Годфри доверил мне адаптировать и поставить на сцене «Дэвида Копперфилда», где в главной роли играл молодой парнишка по имени Майкл Шин. Интересно, где он теперь?

Но «Сон» продолжал меня настойчиво преследовать. У Годфри я в 13 лет играл Дудку, в 18 — Лизандра, а когда мне исполнилось 21, я стал режиссёром своей собственной постановки «Сна» в театре Шерман в Кардиффе. И я поклялся — ох уж эта молодая наглость! — что это будет просто шикарно смотреться на телевидении. И что однажды я это сделаю.

Все эти постановки «Сна» были совершенно разными. В школьной версии мы оторвались и показали кучу трюков. Вторая версия была более церемонной, в Елизаветинском стиле, в камзолах и чулках. Третья получилась лёгкой салонной комедией в духе 20-х. Мне кажется, что это очень важно — показать молодёжи, что никакой единственно правильной трактовки «Сна» не существует, так же, как и не существует единственно правильной «Бури», или «Гамлета», или «Лира». Эти пьесы будут жить вечно, потому что они — живые. Они — это то, что мы в них привносим. И каждое поколение хочет наложить на них руку и заявить: «Нет, надо вот так!»

В этой версии для BBC1 я немного хулигански обошёлся с текстом. Но не настолько, чтобы заново переписывать пьесу. Наша труппа ремесленников не будет читать рэп, чтобы отпраздновать рождение принцессы Шарлотты. Это оригинальная пьеса, с правильным текстом, с теми самыми строками: «К добру ли эта встреча при луне, надменная Титания?» Но текст был урезан, чтобы уложить его в 90 минут, и дополнен несколькими строчками из других шекспировских пьес. От себя я лишь привнёс свою интерпретацию и понимание событий, как это бы сделал любой другой театральный режиссёр.

Я рад, что могу дать этой пьесе новое рождение, как это делали уже сотни лет. Именно это и происходит с любым художественны вымыслом — он постоянно меняется (чего стоит хотя бы лесбийский поцелуй в финале). Шекспир и сам черпал свои идеи в самых разных мифах, легендах, театре масок. Например, «Сон в летнюю ночь» знакомит нас с историей о «Приаме и Фисбе». Это древняя история, изначально рассказанная ещё Овидием. Трагедия о смерти двух влюблённых. Что же делает с её текстом Шекспир? Превращает в фарс! И продлевает ей жизнь на 400 лет.

То же самое и с Ипполитой. У Шекспира она царица амазонок. Но в моей версии, с самой первой сцены понятно, что в ней есть нечто сверхъестественное — и это не я придумал, это об этом говорилось в мифологии, которая существовала ещё до Шекспира, когда Ипполита была дочерью Ареса, бога войны. Так что такие вещи действительно постоянно меняются.

Эта пьеса может быть очень милой, весёлой и лёгкой — такой она уже была в чудесной постановке CBeebies для Шекспировского сезона в этом году. Это и дало мне повод сделать её более мрачной. Присутствие мрачных настроений в тексте очевидно — царь и царица фей и эльфов находятся в состоянии войны, и их противостояние столь глубоко, что из-за него даже времена года меняются местами. Перед нами уже самая настоящая зима. И намерение Оберона, повелителя всех потусторонних сил, отомстить королеве настолько сильно, что по его велению она влюбляется в монстра, в существо, которое наполовину человек и наполовину осёл.

Затем есть четверо влюблённых, простые смертные, и среди них девушка, которая была обречена на смерть собственным отцом. И все они начинают совершать чудовищные ошибки, ведомые гневом, страстью и ревностью в мире обмана и ловушек. Ночь в лесу длинна и темна, и неприятности ещё только начинаются...

Конечно, ТВ-драма под лозунгом «Мы перешли на тёмную сторону» — это было бы ужасно скучно. Поэтому позвольте мне вас заверить: все шутки остались нетронутыми. Любая пьеса может быть одновременно чем угодно, поэтому это по-прежнему оглушительно смешная комедия. Мне нравится представлять, как Шекспир сидел и  размышлял, сочиняя эту эпопею о богах, героях и неразделённой любви: «Чего же мне не хватает? Я знаю, чего. Любительской актёрской труппы!». Так в лесу появились ремесленники и вот уже 400 лет заставляют зрителей смеяться. Наши ремесленники — это ведущие британские комики, от Мэтта Лукаса до Джавона Принса, с Элейн Пейдж в роли мисс Пигвы. Я уверен, что к концу пьесы вы захотите отдельный спин-офф про мисс Пигву.

И, безусловно, я не могу отдать должное человеку, упомянуть которого в титрах просто обязан. Когда я только взялся за постановку, то первым делом пролистал записную книжку своего телефона, чтобы получить совет от величайшего эксперта по Шекспиру, которого я знаю — Дэвида Теннанта. К сожалению, он не смог принять участие в этом проекте, - а он был бы шикарным Мотыльком, - но он посоветовал несколько блестящих шуток. Когда будете смотреть гэги с участием Бернарда Криббинса и насоса, знайте, что авторские права принадлежат ДТ.

Дух Доктора Кто я вызвал намеренно. Когда я вернул это шоу на экраны в 2005 году, я хотел, чтобы оно получилось качественно новым. И в то же время я хотел всколыхнуть давнюю память о чём-то, когда-то очень любимом. Мне кажется, что «Сон в летнюю ночь» - такой же. 

Ведь его ставили не только в моей школе. Его ставили в ста тысячах школ. Эта пьеса — тех самых детей.

Во время съёмок каждый из членов группы заводил речь о воспоминаниях из детства: я был Деметрием, а я была феей, а я раздавал апельсиновый лимонад в антракте. И всех нас безусловно объединял один и тот же персонаж, гвоздь всех шуток — Основа. Все дети веками смеются над ним! В этом и заключается совместная память, совместная любовь, которая, я надеюсь, снова сможет принести всем радость.

Несколько недель назад мы устраивали спецпоказ всего шоу целиком для членов съёмочной группы. Это был особенный вечер для меня, потому что в зале среди зрителей в качестве почётной гостьи присутствовала Сесили Хьюз. Всё такая же прекрасная! Аплодируя, живо реагируя и излучая свет, как я и ожидал. Потому что это всё благодаря ей. Я потратил 42 года, чтобы донести эту пьесу до экрана, и всё-таки вот он — её «Сон».

Перевод: Юлия Гаврилова


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: