понедельник, 19 декабря 2016 г.

Рецензия на спектакль "Король Лир" 2016, RSC | ЖЖ юзер strengeress

Я вернулась из Лондона и завтра кое-что вам важное сообщу. Про книжки ) А пока читаем рецензию на "Лира" RSC (которого я тоже смотрела, но рецензия на моя, а ЖЖ-юзера strengeress *машу приветственно лапой! тем более, что тоже не знаю, что сказать*)

UPD. Кстати, тут у нас еще две прекрасных рецензии на сабж были:

Оригинальный пост: http://strengeress.livejournal.com/72089.html

И все-таки "Король Лир"...  


Вообще, я тянула не только потому что некогда (а оно да), но еще потому что это один из нечастых случаев, когда я конкретно не уверена, что писать. Почему - тому следуют некоторые пункты, но на этот раз реально многого не ждите (сказала она в тишине и одиночестве ;) ), потому что см. выше.

Только не подумайте, моя воображаемая публика ;) , что я жалею о походе в Барбикан на спектакль труппы RSC по бессмертной классике. Как минимум, меня не подвел тот, ради которого я, собственно, напряглась и приковыляла невзирая на и вопреки всему, один из моих внеэкранных любимых, которого пока еще (и уже оптимистично было бы на это надеяться) не постигла судьба Марка Райленса, вылетевшего все же со сцены на экран (зато у этого записаны несколько спектаклей, зато они у него не самые лучшие в смысле постановок, но все-таки среди них "Макбет", но все-таки "Ричарда", гады, похерили в несохранности) - Энтони Шер в той самой титульной роли.



Вот про него я точно скажу. И *подумав еще раз*, пожалуй если в "Лире" есть Лир, то это уже стоило затраченных усилий, переведенного на свечи воска и скольких-то байтов киберпространства. ;) А уж если окружающие - ни разу не бревнышки (а кто бы сомневался, это все-таки Королевская Шекспировская...)

В общем, первое, что меня поразило и ошарашило в этой версии самодуристого короля, которому понадобилось допрыгаться, чтобы стать человеком (вот, возможно, один из признаков великих - способность с полпинка поразить в насквозь заюзанной роли) - это его... хрупкость, дамы и товарищи. (Вы думаете, Ярвет был уязвим и мал? Гы. Этот тоненький кустик с железными челюстями - волкодав по сравнению). Вот сразу прямо и вопреки всей атрибутике, всей монументальности (а ее там овердофига, опять же с первого момента, его, как китайского императора на сцену выносят в паланкине и полном церемониальном облачении, памятник в чистом виде *вообще они любопытно совместили полную "традициональность" и основательность с модерновым минималимом и стеклянными кубами вместо железных клеток*) - вопреки этому всему прямо в глаза бросается, насколько он в каждом жесте, в каждом повороте головы, в каждом взгляде зависим от того, "как должно быть", ритуала, церемонии, расписанного порядка существования. Если у Теннанта в качестве второго Ричарда в спектакле той же труппы хотя бы вся эта тщательная изломанная манерность и вызубренная назубок церемониальность, вся эта "обязательная программа" хотя бы собственным усердием и убеждением подпитывалась, то у Шера, кажется, марионеточные ниточки аж просматриваются. Прозрачные жесты, недвижная шея, прямо почти на капельнице человек, абсолютная зависимость от того, чтобы наружные механизмы работали без единого намека на сбой. Механический соловей с привычно-ничего-не-ожидающими глазами. Можно даже заподозрить во всей этой затее некий латентный самодеструктив, ибо смысл кончился уже сто лет как...

Еще бы он не сорвался на Корделию (которая здесь, кстати, довольно жестко себя ведет с самого начала, сестрами брезгает весьма откровенно и сразу ничего хорошего не ждет, и отцу слегка так напоминает, что она, вообще-то, не устраивала заговора против него, довольно иронично, когда дело доходит до "черного пиара" женихам). Она ж его шлем ужаса практически овеществила - даже если он этого неосознанно хотел, так от этого только сильнее, бывает, бесятся, не желая признавать собственных желаний. "Что-то пошло не так", причем не намеком, а полным оверштагом. (И выглядит это еще некрасивее, чем в традиционном решении ситуации, потому что получается спасение из своей железной закономерности за чужой счет).

А - тоже вполне закономерно - единственные редкие моменты гармонии у него случаются при достижении того самого, что традиционно же и канонически считается полным безумием. Даже не сцена грозы, где он яростно и жалобно чуть ли не ябедничает мирозданию на остервеневших и все поправших дочерей - вот честно, этот пронзительный и возмущенный голос где-то напомнил мне обиженных младшеклассников, бегущих к старшему брату с требованием навалять; так и он требует от грозы немедленно размазать этот неправильный мир (и если с ним вместе, то пусть, справедливость важнее), и даже смотрит вверх так же, распахнув детские глаза и выставив упрямый, все еще уверенный в том, "как надо", подбородок - нет, не тогда, а уже после. В веночке и холщовой рубахе, босиком, деловитой походкой по траве, абсолютно светясь (не только благодаря прожектору) и... даже не примирившись с этим безумным миром, а найдя именно что гармонию в себе самом, впервые в жизни, в кои-то веки, как раз НЕ завися от "наружных" механизмов и не оглядываясь на то, все ли идет как надо и выполнены ли нужные обряды, закономерности и прочее. Занимаясь собственным, почти научным, задумчивым анализом безумия и абсурда, именуемого реальностью (и так же задумчиво подпрыгивая время от времени, будто вспомнив, чего не добрал в детстве). Весело распевая - и пританцовывая - в очень складный унисон с шутом песенку из "Двенадцатой ночи" о дожде (как раз, когда он уже кончился). Сосредоточенно и как-то легко, словно ученый, нашедший коллегу или художник, обнаруживший зрячего в толпе слепых - наконец-то есть с кем поговорить, - объясняя как раз уже ослепленному, с "кровавыми впадинами глаз" Глостеру, что смотреть надо ушами. Весело болтая с Корделией, отмахиваясь своей же цепью от своего же охранника - не мешай, успеется, у нас тут свой ритм. И да, все это - на фоне крови, пустоты, полного поражения и прочего всякого. Как и следовало в этой вывернутой жизни - его в частности и контекстуальной в целом. Отрывками и островками между очередным погружением в боль.



И понятно, что после смерти Корделии жить он не собирается, а длительный монолог - это все та же обида на все тот же раскосец реальности, когда и по правилам как-то не так, и вопреки им - опять нехорошо, и вообще была ли у него когда-нибудь она, та жизнь, кроме вышесказанных проблесков разума в безумии? И выглядит тот отчаянный, безнадежный и горький момент очередным парадоском - впервые вообще за свой длиннейший век человеку выпала возможность (и хватило, наконец, у него пороху) высказать той самой действительности все, что давно уже накопилось, да не осознавалось и денайлилось. Вдруг в самом конце становится понятно, что убитая девушка - абсолютно в него. Он говорит миру в конце то, что она сказала ему самому вначале. И, как ни странно, может быть, если в этом во всем есть какой-то смысл, так это в том, что его выслушали все-таки. И что слушателями оказались те самые уцелевшие "хорошие", которых традиционно же часто воспринимают как второй ряд, функцию, не самых ярких героев этого всего. Выслушали и поняли, если не смысл, то ощущения.

Вот. Вот только что, кажется, я отчасти врубилась в возможный вариант смысла и мессиджа этого всего.

Потому что мои начальные жалобы связаны именно с тем, что для меня несколько расползалась эта конструкция смыслово. То бишь, вроде бы все есть, и даже очень старательно и качественно есть (жеманно-балаганно-нахально-остро-внимательный шут, дурачащийся чуть ли не с презрением; та самая четко все понимающая и ни секунды не роняющая достоинства Корделия; растерянно-оскаленный Эдгар; уравновешенный и одновременно естественно-непосредственный Олбэни; деловито-интенсивно-целенаправленный, энергичный и абсолютно не рубящий фишку человеческих отношений Эдмонд; две изнуренные ожиданием тетки - старшие сестры; жуткая и абсолютно логичная сцена ослепления еще более бепомощного, чем Лир, Кента и далее везде)... Есть, говорю, все, а зачем - непонятно. Чистая констатация. Все бессмысленно потому что. Все зависит от случайности - ну да, где-то так. И все соображают слишком поздно... ну, почти все. А дальше?



При этом оно все живое, и это дразнит и задевает не хуже, чем та гроза - открытую голову Лира. ;) Прикалывались они там местами не хуже могильщиков в "Гамлете". Лично среди меня главным хитом стал довольно отважный по нынешним временам момент, когда женушка Олбэни страдает по Эдмонду и пренебрегает мужем в уверенности, что тот - тюфяк и рохля.

Ибо обоих играют сыны солнечной Африки (Ямайки, Карибов, ю нейм ит - в общем, тот случай, когда, эм, любители аутентичности и этнографичности начинают биться в истерике). И даже внешне чем-то похожие, хотя Олбэни покорпулетнее будет. И вот еще не успел уйти со сцены Эдмонд, только что, будто отвечая на семинаре по бизнесу, вкручивавший напрямую небесам, каковы его закономерные планы, прямо вот от зубов отскакивает у него, что, как и почему - и только образовался на ней неторопливый и по-кошачьи внимательный Олбэни, тихий, но упорный, и здесь-таки видно, что рано или поздно он того Эдмонда с кашей съест - а Гонерилья, стоя между ними, восклицает: "Какая разница между двумя мужчинами!" Зал рухнул с грохотом. И, по-моему, кто-то со сцены хищно ухмыльнулся.

В общем, все цветет, живет и овевает, так сказать, волнами эмоций и содержательности, не срываясь в осовременивание и пижонство... А выводов нет. Вернее, вывод один: "смысл в том, что смысла нет". Смотрите и умозаключайте... "если не лень увлекаться абсурдом", так и слышится где-то рядом.



Ну или я перестала воспринимать мессиджи.

А тут вдруг что-то прорезалось. Постфактум, так сказать.

И, может быть - особенно для живого спектакля, который рано или поздно исчезнет насовсем (ведь опять не запишут, ироды, как "Ричарда", как "Сирано") - это не так уж и плохо, а как раз к лучшему. Кто его знает.

Но я по-любому рада, что видела этого "Лира" и этого Лира. Может быть, он у меня вообще первый настоящий после того самого Ярвета-Гердта.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: