пятница, 18 сентября 2015 г.

The Time Shakespeare Was Forced to Build the Globe

Перевели для вас любопытную статью, которая рассказывает, почему появился легендарный "Глобус". В общем, надо брать пример с Шекспира и - никогда не сдаваться.

Read in English: http://mentalfloss.com/article/67001/time-shakespeare-was-kicked-out-one-theatre-locked-out-another-and-forced-build-globe 



Год, когда Шекспир был вынужден построить "Глобус" 


Автор: Дэвид. У. Браун
Переводчик: Алина Саркисян 

Это была пара воистину паршивых лет для Уильяма Шекспира. В 1593 году чума поспособствовала закрытию театров в Лондоне. И только в октябре следующего года он смог-таки вернуться к работе - но театр, в котором он служил, был под открытым небом, и зимой там было слишком холодно для представлений. "Люди Лорда Камергера" - театральная труппа Шекспира - выдвинула петицию с просьбой разрешить ставить спектакли в гостинице в пределах городских стен Лондона, но просьба была отклонена.

Затем Шекспир узнал, что владелец его нынешнего театра не собирается продлевать его контракт, срок которого истекал только через два года. Шекспир и так был стеснен в средствах, а теперь ему грозила безработица. С этого момента все стало еще хуже, как можно понять из книги "Шекспир и графиня" Криса Лаутарис. Эта книга - скрупулезное исследование событий, что привели к возникновению самого знаменитого театра в истории - "Глобуса".

Суматоха в Лондоне


В конце XVI века Англия пережила каждый миг тех сумятиц и страстей, которыми полны пьесы Шекспира. Вся Европа мучилась от повторной вспышки Черной Смерти, унесшей тысячи жизней. А дома экономический спад, инфляция, неурожай заставили ремесленников тревожиться и возмущаться. Они уже протестовали с ошеломляющей мощью. По Лондону вот-вот были готовы прокатиться и другие беспорядки, вызванные анти-иммиграционной лихорадкой. Пышно расцвел пуританизм, с его реформистами, готовыми толкнуть относительно юную англиканскую церковь под влияние католицизма.

Всё это не сулило ничего хорошего театру. Из-за чумы находиться в большом скоплении людей было смертельно опасно, а дух социального недовольства означал, что эти полчища простолюдинов могут быстро превратиться в воинствующую толпу. Пьесы были запрещены лордом-мэром Лондона, как "незаконные или запретные увеселения, собирающие вместе людей низшего сорта" (пуритане всегда ненавидели театр, и будут ненавидеть впредь, как только он станет настоящим развлечением. И именно владелец-пуританин отказался продлевать контракт в первом театре Шекспира).

Новый театр для Шекспира


В 1595 году Джеймс Бербидж, деловой партнер Шекспира, нашел решение для проблем труппы "Люди Лорда Камергера". Лондонский район Блэкфрайерс возник много веков назад как подворье монахов-доминиканцев. После распада монастыря его земли были переданы в частные руки, и управлялись вне контроля лорда-мэра. Они стали удобным местом для торговли и цехов ремесленников и быстро превратились в очень популярный район города.

Иными словами, место было идеально для нового театра. Оно находилось в городе и не подпадало под запрет представлений и было свободно от вмешательства местных властей. Бербидж купил огромное элегантное здание для театра. Как поясняется в "Шекспир и графиня", по сравнению с предыдущим театром Шекспира это было более благородное строение, и в нем царила атмосфера эксклюзивности и интимности. Ряд подсвечников с сияющими свечами купал галереи и сцену в загадочном сиянии, возвышенно-вдохновляющий эффект усиливался благодаря высоким окнам, которые были, согласно другому источнику, "как в храме". Искусственное освещение так же означало, что атмосферу каждой постановки можно было легко регулировать, перенося пьесу в новое измерение.

Сцена была оборудована для острых спецэффектов. Двери-ловушки позволяли "актерам и реквизиту внезапно и эффектно появляться", а лебедки и потайные комнаты наверху позволяли "богам и духам спускаться из небесных высей".

Все реконструкции стоили примерно столько же как и сама земля, но это было надежное вложение, чтобы привлечь обеспеченную публику, согласную платить небольшой взнос за билеты. Однако никто не ожидал вмешательства вдовствующей графини Элизабет Расселл.

Графиня


Элизабет была одной из самых образованных женщин в стране. Она была поэтессой, шпионкой, известным дизайнером надгробных памятников и первоклассным переводчиком. Она была хитрым инвестором и деловой женщиной и искушенным политическим деятелем. Она пережила ужасные трагедии - внезапные смерти мужей и маленьких детей - и держалась лишь благодаря своей отчаянной решительности. Она была одной из самых богатых связями женщин Англии.

Она также была закоренелой пуританкой. В противоположность тому карикатурно суровому образу, который дошел до нашего времени, в период своего расцвета юные пуритане были "самоуверенными и дерзкими, слишком беспечными для того чтобы почтительно снимать шляпы среди старших." Они одевались вульгарно, с "непристойными оборками на руках", вычурными бриджами и вязаными чулками, "слишком хорошими для образованных людей". Они были вечно недовольными бунтарями, постоянно готовыми довести их приятелей-радикалов до ярости. Их целью было очистить церковь, и они писали и переводили книги, выступали со страстными проповедями, чтобы перетянуть людей на свою сторону.

Элизабет была такой же фанатичной, как лучшие из них. Хотя ее возражения по поводу грядущего открытия Шекспировского театра в Блэкфрайерс вообще-то были связаны не с религией. Дело было скорее в географии. Здания в Блэкфрайерс стояли очень тесно друг к другу, и дом Элизабет был в двух минутах ходьбы от театра. Она уже пережила месяцы строительства. Как только театр откроется, его толпы станут ее толпами. Его шум станет ее шумом. Ссоры театралов будут ссорами у ее входной двери. Требование района быть независимым от властей Лондона означало, что землевладельцы сами распоряжались своими владениями. Элизабет, известной умением призывать к недовольству (с помощью риторики или принуждения), не составило труда объяснить соседям, почему популярный театр станет опасным для общества Блэкфрайерс. Трещины в домах, вызванные возросшим движением на улицах, дорого им обойдутся. Вспышки чумы будут возникать у их домов. Театр надо остановить.

Гвоздем ее кампании против Шекспировского театра в Блэкфрайерс стала петиция, отправленная советникам королевы. Ее подписали тридцать жителей района, включая Ричарда Филда, издателя и соседа Шекспира с детства. Это был "один из самых ошеломительных актов предательства в театральной истории". У Филда было много мотивов: его хозяин был против театра, он был политическим советником союзника Элизабет и занимал пост в церкви, спонсируемой дочерьми Элизабет. Таким образом, предать Шекспира было легче и выгоднее, чем поддерживать старого друга.

Шекспир и его театральная труппа были изгнаны из их нового театра в Блэкфрайерс перед самым открытием, и столкнулись с финансовым крахом.

Внутри деревянной буквы О


В 1598 году "Люди Камергера", вооружившись саблями и топорами, ворвались в их первый театр под открытым небом. Хотя контракт на землю не был продлен, они считали, что материалы, из которых был построен театр, принадлежат им. Они разрушили все, причиняя тем, кто пытался их остановить "большой вред". Деревянные брусья и прочие материалы позднее были использованы для строительства нового театра "Глобус". Вместо того, чтобы строить его в богатом районе, полном пуритан, на сей раз они пошли в другом направлении. Район Бэнксайд был вне центра Лондона, в "районе травли медведей, борделей и грязных развлечений".

"Глобус" быстро снискал большой успех

Что до плачевного положения театра в самом Лондоне, Лаутарис обращает наше внимание на этот обмен репликами в "Гамлете", в котором Шекспир, профессионал, изгнанный из города, дает свою оценку событиям устами героев:


ГАМЛЕТ:
Как это случилось, что они (актеры театра) странствуют? Оседлость была для них лучше и в смысле славы, и в смысле доходов.

РОЗЕНКРАНЦ:
Мне кажется, что их затруднения происходят от последних новшеств.

ГАМЛЕТ:
Таким же ли они пользуются почетом, как в те времена, когда я был в городе? Так же ли их посещают?

РОЗЕНКРАНЦ:
Нет, по правде, этого уже не бывает.

ГАМЛЕТ:
Почему же? Или они начали ржаветь?

РОЗЕНКРАНЦ:
Нет, их усердие идет обычным шагом. Но там имеется выводок детей, маленьких соколят, которые кричат громче, чем требуется, за что им и хлопают прежестоко. Сейчас они в моде и так честят простой театр - как они его зовут, - что многие шпагоносцы побаиваются гусиных перьев и едва осмеливаются ходить туда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Еще интересно: