воскресенье, 3 апреля 2016 г.

"Сон в летнюю ночь": Мастерская Петра Фоменко | Рецензия

Итак, я сходила (в кино на прямую трансляцию, спасибо Theatre HD - и запись еще будут показывать!) на «Сон в летнюю ночь» Мастерской Фоменко. Две основные мысли (и дальше можно мой отзыв не читать))): «Это очень круто!» и «Это ОЧЕНЬ похоже на «Сон» «Глобуса»»!!! Нет, еще третья мысль. Навеянная двумя предыдущими, а также недавней дискуссией о «консервативном» британском театре и о том, что ставить «Шекспира как он есть» – это … ну… некруто ))) 

Так вот, критики (и зрители) в большинстве своем захлебываются восторгами от фоменковского «Сна» («как шампанское» - это преобладающий эпитет в рецензиях). Позвольте… но это – именно Шекспир КАК ОН ЕСТЬ. То есть, это все-таки круто, да? )) 

Оберон в лесу, "Сон в летнюю ночь", Мастерская Фоменко, 2015

Ну, по порядку. 

Что безусловно прекрасно в этой постановке – это декорации и сценография. Хотя я и вздрогнула на первой картине, где афинские колонны были изображены с помощью…. проекции на свисающие из-под потолка полотнища ткани! Ну вы понимаете, что за постановку (не «Сна») я сразу вспомнила. 

Мини-декорации к "Ричарду II" в Барбикане, январь 2016 года

К слову, проекции были и в начале второго акта и там они мне показались немного лишними – уж очень воздушно и тонко были сделаны другие решения со светом, чтобы вот так в лоб проецировать психоделические картины на всю сцену. Ребят, вы и так уже создали потрясающую, завораживающую, абсурдную атмосферу сна. Не надо так уж прямолинейно-то. 

Свет там потрясающий – появление Пака в лесу (которого в этом переводе, а перевод тут новый, О.Сороки, под редакцией труппы, - зовут Робин – и да, Пака действительно называют и Робином у Шекспира) очень эффектно. На абсолютно темной сцене высвечивается круг полной луны и на его фоне тенью – этот маленький бес. Он мерно стучит барабанными палочками по луне (которая оказывается огромным барабаном) и вызывает фей и эльфов из свиты Титании. Фея, с которой говорит Пак, - это луч света. И остальная свита – это лучи света, лунные зайчики, разбросанные по темному шелковому полотну леса. С этим полотном потом будут происходить всякие метаморфозы, и когда ночь в волшебном лесу подойдет к концу, вся эта ткань утянется в такое же пятно света (из которого под конец вылезет Пак и затолкает остатки в дыру под общий смех зала). 


Полотна ткани (и судя по тому, как тяжело они падали и как правильно взлетали и струились – это шелк) вообще изображают в этом спектакле ВСЕ. Афины, лес, свиту Титании; они же служат поддержкой для практически китайского цирка, за который отвечает младшая часть труппы, и – метафорой самого сна и самой любви (в ткани путаются запутавшиеся в своих чувствах беглецы). Множество остроумных находок, как использовать обычное полотно ткани в сочетании со светом. 


Вот хотя бы из-за этого стоит смотреть спектакль. Звуки здесь тоже очень органичны: постоянное ненавязчивое разнообразное птичье курлы-курлы и совиные «ух» создают атмосферу леса, а музыканты, подвешенные под потолком в гигантских кринолинах, усыпляющие Титанию – это волшебно и очень красиво.


Костюмы (белоснежные у аристократии, исконно-посконные у труппы ремесленников, фэнтезийно-серые у эльфов и фей) остроумно сочетают елизаветинские воротники с намеком на мундиры XIX века. Котурны (они же исполняли роль скамеечек по мере надобности) – вообще очень классная деталь, но, как по мне, немного недокрученная. Это ж такая прекрасная метафора – особенно в начале, когда действующие лица первой сцены стоят не просто на котурнах, а в неестественных позах, и нарочито театрально декламируют и нарочито театрально жестикулируют. А потом бунтовщица-Гермия первой избавляется от одного котурна, а за ней и томный Лисандр. И пока они полностью не освобождаются от гнета стереотипов и семейного террора, они ковыляют на одном котурне. Елена (прекрасная Ирина Горбачева) сбрасывает оба котурна первой, кстати, – вот оно, безумие страсти, до чего доводит! 


По лесу они уже бегают (прыгают, взлетают, кувыркаются) босиком, но когда им приходит время окончательно проснуться, при виде забытых афинских лиц Лисандр и Деметрий инстинктивно делают те же, выученные, видимо, с детства, театральные жесты. Но очень скоро про них забывают. Это было очень тонко сыграно – такое наглядное взросление, воспитание чувств и выбор собственного, а не навязанного пути. 

Вот только взрослая часть команды это так ярко не сыграла. Когда мы доходим до сцены охоты Тезея и Ипполиты – они уже без котурнов. Я понимаю, что, наверное, им сложно было бы ковылять сквозь весь зал на этих табуреточках, но они-то с какой радости избавились от своей косности? При этом Ипполита продолжает говорить все так же неестественно манерно и странно. Мне вообще не понравилась Ипполита/Титания Тюниной, к сожалению. Да, роли Тезея и Оберона, и Ипполиты и Титании играют одни и те же актеры, Карэн Бадалов и Галина Тюнина соответственно. Что как бы тоже не новость – это снова мне напомнило «Глобус», но вообще была и постановка Питера Брука с таким же решением.

Титания (Галина Тюнина) и Мотовило (Андрей Казаков)

Титания в гастрольной постановке "Сна" "Глобуса", 2014 год

Еще про костюмы – сбежавшие в лес влюбленные дети постепенно избавляются от разных предметов одежды, становятся лохматыми и дикими, не хуже Пака (особенно когда Гермия и Елена устраивают настоящий - буквально! - кошачий концерт). И это мне опять же напомнило «Глобус». Именно там любовный четырехугольник по мере погружения в лес (и сон) становится все более обнаженным, диким и растрепанным. У «фоменок» костюмчики кстати остались гламурными, а вот глобусовские детишки были изрядно чумазыми к завершению своего путешествия.

"Сон" театра "Глобус", записанная версия, 2014 год

Про «Глобусовскую» постановку напоминают и акробатические этюды ссорящейся четверки. В какие только морские узлы они там не завязываются! У «Глобуса» это тоже было гомерически смешно, но «фоменки», пожалуй их переплюнули в акробатике.

Гермия, Деметрий, Елена и Лисандр

Те же - в постановке "Глобуса"

"Глобус". Ровно так же влюбленная Елена вцепляется в Деметрия в постановке "фоменок"

Вообще, молодая часть труппы – Деметрий (Юрий Буторин), Лисандр (Александр Мичков), Гермия (Серафима Огарева) и Елена (упомянутая Горбачева) – просто потрясающие. И примкнувший к ним Пак-Робин, он же Филострат. У Амбарцума Кабаняна здесь такое же странное, нечеловеческое, одновременно лукавое и невинное лицо как и у (опять!) глобусовского Ариэля – Колина Моргана. Кстати, и костюмчик его с висящими ниточками очень напоминал Ариэлевскую супер-водолазку (до сих пор такую хочу). Впрочем, местами он еще напоминал и Калибана из этой же постановки – странной, угловатой пластикой дикого существа. 

Гермия (Серафима Огарева), Робин (Амбарцум Кабанян), Елена (Ирина Горбачева)
Ариэль - Колин Морган в постановке "Бури" театра "Глобус"

Молодежь, безусловно, «делает» эту постановку; то, что хвалят Тюнину и Бадалова, я могу списать только на то, что на них падает отблеск этого фейерверка, который устроили молодые актеры на сцене. Тюнина играет совершенно непонятно что – и в роли Ипполиты, а особенно в роли Титании. И там, и там она произносит текст странно вычурно и неестественно. Но то, что подходит Ипполите на котурнах, совсем не к лицу дикой Титании. Какая была шикарная Титания у «Глобуса»! Актриса, которой за пятьдесят, кажется, с таким огнем изображала внезапную страсть царицы фей к Основе с ослиной головой, в этом было столько жизни, боли, настоящей любви! Ничего этого я не увидела у Тюниной, к сожалению. 

Титания (Джейни Ди) в гастрольной версии "Сна" "Глобуса"

Оберон Бадалов был получше, тут хотя бы читался характер (и парик у него был зачетный)). Оберон Бадалова вышел циничным скептиком, который над всем прикалывается устало и с легкой усмешкой, такой Воланд мценского уезда. 

Оберон (Бадалов)

Но Оберону-Бадалову этот настрой шел, хотя между ним и Титанией как-то напрочь отсутствовала химия. И между Тезеем и Ипполитой тоже. И еще моя боль – они почти полностью вырезали программный монолог Тезея про влюбленных и поэтов, а как его произносил глобусовский Тезей! 

Безумец, и влюбленный, и поэт
Пронизаны насквозь воображеньем;
Безумцу больше видится чертей,
Чем есть в аду; влюбленный, столь же дикий,
В цыганке видит красоту Елены;
Глаза поэта в чудном сие взирают
С небес на землю, на небо с земли;
И чуть воображенье даст возникнуть
Безвестным образам, перо поэта
Их воплощает и воздушным теням
Дарует и обитель, и названье.

Безумие и страсть! Вот чего мне так не хватало в игре «взрослых». Они как будто немного стеснялись отдаться этому театральному безобразию, как будто внутри себя так и не сошли с пресловутых котурнов. В то время как молодежь самозабвенно погрузилась в игру – ведь вся эта пьеса – игра. Это не только запутанная история со сложными любовными геометрическими фигурами, это еще и великий оммаж театру. 

Труппу ремесленников очень легко испортить, если не отдаться на волю полному дуракавалянию, и только очень хорошие актеры умеют это делать, так же как самая сложная профессия у цирковых – клоуны, которые играючи ходят по провисшему канату и выдают акробатику еще более сложную, чем у обычных акробатов. Слава богу, ремесленники были гомерически смешные, хотя меня немного и напрягло унылое в начале спектакля лицо Пирогова (Дудка и Фисба), но - в постановке «Пирама» он дал себе полную волю. Это шикарная Фисба, которая даст фору Титании в проникновении в роль влюбленной женщины. 

Пирогов - Дудка/Фисба

Очаровательный, хотя и неожиданный здесь Основа (он же Моток, он же Мотовило в этом переводе) – это такой корпулентный фальстафовский Основа, что любо-дорого. Мне в связи с этим крайне интересно увидеть трактовку РТД – и Основы, и Оберона (какой там у него Оберонище!), и Тезея-диктатора, и дикой Титании. Ждем мая с нетерпением. 

Ремесленники "фоменок"

Ремесленники "Глобуса"

И под конец я возвращаюсь к своим первым трем мыслям. Да, это очень здорово и это надо смотреть. И да, это - «Глобус».

Смешно обыгрывающий фонящий звук в начале трансляции Олег Нирян (Эгей) – это «Глобус». 

То, как ремесленники внезапно сбиваются на пение – это «Глобус». 

То, как в конце все, аристократы, ремесленники, влюбленные дети смешиваются в одном задорном хороводе, поют и пляшут – это «Глобус». 

"Сон в летнюю ночь" Мастерской Фоменко - финальная сцена

То, с каким кайфом актеры (ну, почти все) залезают в шкуру своих персонажей, как они именно что ИГРАЮТ, полностью отдаваясь игре, вовлекая в нее зал (да, действие постоянно выплескивается в зал – персонажи бегают между рядами, не выходя из ролей общаются со зрителями) – это уж такой стопроцентный «Глобус», что дальше некуда!

То, каким живым здесь выглядит текст, как естественны реплики, каким смыслом они наполнены, как их рождают, а не произносят актеры – это «Глобус». Спасибо О.Сороке за перевод и актерам, за то, что они так хорошо поработали с текстом – оказывается, и у нас могут играть отвязно, смешно и легко такие тексты. И да, это уже не просто «Глобус», это – Шекспир. Шекспир как он есть. 

На сайте театра в конце перечисления всех, кто работал над постановкой, есть благодарность Алексею Бартошевичу. Признаться, это меня удивило – разве не он каждый раз говорит, что «Глобус» - это не театр, это аттракцион? 

Хотели «фоменки» с Бартошевичем этого или нет, но они поставили образцово «глобусовский» спектакль – и это прекрасно. Возможно, это сделал просто текст. Текст Шекспира. Представляете, какой мощью обладает этот текст, что, если ставить его, как он есть, без всяких режиссерских «трактовок», он начинает жить на сцене, и заряжает этой жизнью зал, так что выходишь из театра, обновленный, как будто наполненный пузыриками смеха и радости? 

Один из немногих недовольных спектаклем критиков написал: «Какой смысл в том, чтобы поворачивать историю театра вспять и ставить эту комедию так, будто в ее новейшей сценической истории не было режиссерских открытий? Если, скажем, современный художник непременно мыслит себя в контексте искусства, то современному театральному режиссеру это, видимо, необязательно».

Да, хочу я сказать, ДА. Необязательно! По мне если что и обязательно для постановки Шекспира – это следовать тому, что он написал. Что, как заметил Грегори Доран недавно, сложнее всего

Анастасия Королева

* * *

Сюжет о спектакле с отрывками - в репортаже телеканала "Культура": 


2 комментария:

  1. Анонимный27 мая 2016 г., 20:39

    Что это? Шутка? Самодеятельность восьмиклассников, впервые прочитавшие "12 стульев" ))) Цитата" Подколесин напрягся и сделал берёзку, ....." Ха-Ха-Ха!!! Читайте классиков, и Пете Фоменко, тоже не помешает))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Петру Наумовичу уже, к сожалению, не придется никогда читать классиков, потому что он уже почти четыре года пребывает в местах значительно более отдаленных, чем Соловки, да...

      Вы, позвольте спросить, что самодеятельностью называете - спектакль или рецензию? Ну с рецензией мы на лавры "профессиональных" критиков не претендуем, а спектакль, помнится, только что получил высшую театральную награду России, не так ли?

      Изи, изи, анончик. А то аж запятые не туда понаставил в запале.

      Удалить

Еще интересно: